РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Состоялась Презентация научно-исследовательского проекта «Баланс интересов должника и кредиторов при осуществлении процедур несостоятельности (банкротства) в западной традиции права»

Опубликовано: 05.04.2021 |  Обновлено: 12.04.2021 11:22:13 |  Просмотров: 37

На юридическом факультете ИЭУП 2 апреля 2021 года состоялась Презентация научно-исследовательского проекта «Баланс интересов должника и кредиторов при осуществлении процедур несостоятельности (банкротства) в западной традиции права»

С вступительным словом выступили декан юридического факультета, доктор юридических наук, профессор Тимофеев С.В., кандидат юридических наук, доцент, и.о. зав. кафедры предпринимательского права, зам. декана по учебной работе Белова Т.В.

Мероприятие проходило в оф-лайн и он-лайн режиме. На мероприятии присутствовали представители профессорско-преподавательского состава юридического факультета, бакалавры, магистранты, адвокаты и представители коммерческих организаций.

С докладами выступили адвокат, Цивиленев Д.Ю. руководитель судебно-арбитражной практики ООО «Эдвансед Лигал Консалтинг»; Кардашева Е.К. студент 3 курса юридического факультета ИЭУП; магистранты 1 курса юридического факультета ИЭУП: кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков РГГУ Окунева И.О., Петров В.В., Колачев В.А.

Цвиленев Д.Ю. в своем выступлении «Защита добросовестного кредитора от действий аффилированных с должником лиц и повышенный стандарт доказывания» обратил внимание аудитории на то, что Судебной коллегией по экономическим спорам последовательно отмечается что суду следует рассмотреть обстоятельства возникновения спорной задолженности путем исследования всей цепочки движения товара; что суд должен проверять не только формальное соблюдение внешних атрибутов документов, которыми кредиторы подтверждают обоснованность своих требований, но и оценивать разумные доводы и доказательства (в том числе косвенные как в отдельности, так и в совокупности), указывающие на пороки сделок, цепочек сделок (мнимость, притворность и т.п.) или иных источников формирования задолженности.

      

В своем докладе Кардашева Е.К. на тему «Проблема независимости арбитражного управляющего в современном Российском законодательстве» подчеркнула, что для недопущения злоупотребления правом при использовании случайной выборки, а также затягивания процедуры банкротства, лицами участвующих в деле, целесообразно изменить процедуру назначения арбитражного управляющего.

Следует произвести корректировку вышеуказанного пункта, убрав из него возможность предоставления кандидатуры арбитражного управляющего как со стороны должника, так и со стороны собрания кредиторов.

Таким образом, в суд поступает заявление со стороны должника или со стороны кредиторов о признании банкротом, а суд в свою очередь назначает метод случайной выборки СРО и арбитражного управляющего, тем самым, не давая сторонам контролировать процедуру банкротства.

       

Выступление Окуневой И.О. на тему «Способы защиты прав должника и кредиторов при несостоятельности (банкротстве) в Российской Федерации» было посвящено анализу мер ответственности участников отношений несостоятельности (банкротства) и определению степени защищенности прав должника и кредиторов при несостоятельности (банкротстве) в Российской Федерации. Способы защиты прав и интересов должника и кредиторов, содержащиеся в положениях Федерального закона N 127-ФЗ, можно классифицировать на основе ответственности, возлагаемой на определенного субъекта правоотношений. Так, ответственность за неправомерные действия несут арбитражный управляющий (далее – АУ), должник, кредитор и иные лица (государственные органы, органы местного самоуправления, организатор торгов, оператор электронной площадки). В случае возложения ответственности на одного из субъектов автоматически осуществляется защита интересов трех других категорий. Меры ответственности, а также степень и обстоятельства защиты, безусловно, различаются, однако направление защиты прямо или косвенно сохраняется.

Меры ответственности участников банкротных правоотношений различаются наличием или отсутствием санкций по отношению к обязываемому лицу. Например, в перечне способов защиты прав должника и кредиторов от незаконных действий или бездействий арбитражного управляющего (далее – АУ) и оператора электронной площадки (далее – ОЭП) существенно преобладают меры с признаками ответственности над регламентирующими нормами, в частности, с АУ и ОЭП возможно взыскать убытки за их ненадлежащие действия или бездействия (АУ: ст. 20.4, 95, 99, 102; ОЭП: ст. 24.1, 111.6).

Права и законные интересы должника и кредиторов защищаются от неправомерных действий или бездействий органов местного самоуправления и/или государственных органов в области обязывания последних принять на свой баланс социально значимые объекты, объекты жилищного фонда социального использования (ст. 132), а также непроданное или оставшееся имущество должника (ст. 148), которые могут лечь бременем на должника и/или кредиторов. Однако санкции за неисполнение данного положения не предусмотрены, поэтому данную норму можно квалифицировать, как регламентирующую, но не имеющую признаки ответственности.

Должник и АУ несут ответственность за обеспечение сохранности имущества (ст. 64; ст. 66, 69, 83; ст. 66, 94, 97, 98, 123, 126). Должник несет ответственность перед кредиторами в части признания его сделок и/или действий недействительными (ст. 61.1–61.9, 66, 82, 83, 99, 104, 129, 138), возмещения кредиторам убытков (ст. 61.13), при необоснованности возбуждения дела о банкротстве (п. 6 ст. 63). Руководители и контролирующие должника органы несут субсидиарную (ст. 61.11, 61.12, 61.13, 61.20, 63, 99, 129).

Итак, кредитор защищается от действий должника нормами, в которых помимо регламентирующих норм присутствует материальная ответственность по возмещению убытков, привлечению к субсидиарной ответственности, обязании передать материальные средства, касающиеся деятельности должника, т.е. велика доля мер с признаками ответственности.

Требования кредиторов, обращенные на имущество должника, регулируются, в том числе, с учетом защиты прав должника по использованию имущества в целях восстановления своей платежеспособности, однако, в отличие от норм, применяемых к должнику, они не обладают признаками ответственности. Так, с одной стороны, требования залоговых кредиторов удовлетворяются в приоритетном порядке, с другой стороны, существуют ограничения на обращение взыскания на такое имущество со стороны кредиторов (ст. 18.1).

В результате проведенного исследования установлено, что наиболее эффективными способами защиты прав должника и кредиторов являются меры с признаками ответственности. Наиболее часто меры с признаками ответственности применяются к должнику в интересах кредиторов. По отношению к защите прав должника также применяются меры ответственности, но не от действий кредиторов, а от действий арбитражного управляющего и оператора электронной площадки.

Таким образом, наибольшее бремя ответственности возлагается на должника и арбитражного управляющего, действия кредитора ограничиваются только следованием нормам закона без материальной ответственности за их несоблюдение. Считаем, что для сохранения баланса прав и интересов должника и кредиторов нужно ввести в законодательство о банкротстве меры с признаками ответственности, защищающие интересы должника от неправомерных действий кредиторов.

Выступление по теме «Мировое соглашение в деле о несостоятельности (банкротстве) как способ достижения баланса интересов кредиторов и должника».

Петров В.В. в своем выступлении «Мировое соглашение в деле о несостоятельности (банкротстве) как способ достижения баланса интересов кредиторов и должника» выделил такую публично-правовую цель института несостоятельности (банкротства), как гарантирование законодателем баланса прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле о банкротстве. Эта цель не является сугубо отвлечённой, абстрактной идеей, а напротив, находит своё воплощение в соответствующих правовых конструкциях законодательства о несостоятельности (банкротстве) многих европейских стран. Что касается России, то хотя сегодня в российском законодательстве и не раскрывается понятие баланса интересов кредиторов и должника, участвующих в деле о банкротстве, данная публично-правовая цель сформулирована в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации.

В силу статьи 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ законодатель прямо относит мировое соглашение к числу процедур банкротства. В связи с чем достижение соглашения между должником и кредиторами обеспечивается не только частноправовыми, но и в значительной степени публично-правовыми средствами регулирования отношений. Наличие различных, зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, и одновременно публично-правовой характер процедур банкротства приводят к тому, что воля сторон при заключении и исполнении мирового соглашения в делах о несостоятельности (банкротстве) формируется по другим, отличным от искового производства, принципам.

Далее докладчик Петров В.В. в своём выступлении отметил наиболее значимые, по его мнению, отличия мирового соглашения в процессе банкротства от одноимённого института, существующего в исковом производстве. Также докладчик остановился на имеющихся в настоящее время спорных вопросах, связанных с неравноценностью статуса уполномоченных органов в качестве участников мирового соглашения по отношению к статусу других участников (в первую очередь, конкурсных кредиторов). Докладчиком была проанализирована текущая судебная практика, сложившаяся в арбитражных судах округов относительно того, имеет ли норма п. 1 ст. 156 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. специальный характер по отношению к законодательству о налогах и сборах. Указанная арбитражная практика, по мнению докладчика, подтверждает правильность вывода о том, что при заключении мирового соглашения кредиторы имеют право определить по своему усмотрению сроки и порядок погашения реестровой задолженности по обязательным платежам, независимо от сроков, установленных налоговым законодательством.

В заключении своего выступления Петров В.В. предложил в целях уточнения законодательного регулирования статуса уполномоченного органа в качестве участника мирового соглашения о банкротстве обратиться к зарубежному опыту по данному вопросу. В частности, заслуживает внимания порядок, сложившийся в Германии, где уполномоченные органы полностью уравнены в правах с конкурсными кредиторами и тем самым лишены каких-либо привилегий, включая и привилегии по вопросу заключения мирового соглашения. Такой порядок позволяет мировому соглашению быть более эффективным и справедливым правовым средством, регулирующим отношения несостоятельности и обеспечивающим достижение такой публично-правовой цели, как баланс интересов кредиторов и должника.

В своем докладе В.А. Колачев «Защита прав кредиторов при реализации единственного жилья гражданина-банкрота» рассмотрел спорные вопросы, которые возникают при выявлении финансовым управляющим имущества гражданина-банкрота, в отношении которого введена процедура реализации имущества, которое включает в себя единственное жилое помещение.

Такое имущество не включается в конкурсную массу и не может быть реализовано на торгах, соответственно удовлетворение требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов (далее – РТК), не может быть максимальным, что нарушает интересы самих кредиторов.

На практике возникают такие ситуации, при которых гражданин-банкрот, пользуясь вышеуказанной статьей, продолжает проживать в единственном жилом помещении, которое, в случае его реализации, могло бы частично или полностью удовлетворить требования кредиторов, включенных в РТК. Рыночная стоимость данных жилых помещений значительно выше стоимости аналогичных жилых помещений в результате многих факторов (престижность района, дома, площадь помещения и т.д.).

Решение указанной проблемы может состоять в следующем: для данных жилых помещений должен быть предусмотрен механизм их реализации, а именно введена специальная статья в Федеральный закон №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» о возможности выдачи денежных средств финансовому управляющему под беспроцентный залог реализуемого недвижимого имущества с целью приобретения жилья для гражданина-банкрота.

         

В рамках презентации НИСП участники рассказали о достижениях и проблемах баланса прав и интересов кредиторов и должника при несостоятельности (банкротстве).

Участники встречи выступили с предложениями, касающимися совершенствования законодательства и правоприменительной практики в исследуемой области. Обсуждение вопросов участниками секции вызвало оживленную дискуссию.

В заключении и.о. заведующего кафедрой Белова Т.В. отметила, что проблемные моменты, озвученные в ходе встречи, являются важным поводом принятия мер и разработки механизмов, которые позволят исправить ситуацию и обеспечить должнику и кредиторам наиболее оптимальные условия обеспечения баланса их прав и интересов.