РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Институт лингвистики



24 июля пришла новость, трагическая для всех, кто связан с Институтом лингвистики. На 77-м году жизни скончался основатель факультета теоретической и прикладной лингвистики РГГУ и его первый декан Александр Николаевич Барулин. Нет никакого преувеличения в том, чтобы сказать: без Александра Николаевича Института лингвистики в его нынешнем виде не было бы. Его уход — большое горе для многих поколений студентов, выпускников и сотрудников института и ужасная потеря для российского лингвистического сообщества.

А. Н. Барулин родился 17 ноября 1944 года в Нижнем Новгороде. В 1965 году, отучившись в военно-морском училище, он поступил на Отделение структурной и прикладной лингвистики МГУ. За время учебы он принимал участие в знаменитых экспедициях под руководством А. Е. Кибрика. В 1985 году была защищена кандидатская диссертация на тему «Теоретические проблемы описания турецкой именной словоформы». Это была уже третья диссертация, написанная А. Н. Барулиным; две предыдущие не были допущены до защиты по политическим причинам: в них содержались ссылки на И. А. Мельчука, чье имя к этому времени было уже в СССР под запретом. С 1975 по 1987 год А. Н. Барулин работал в Институте востоковедения АН СССР. Параллельно у него дома собирался еженедельный межинститутский семинар по проблемам теоретической лингвистики, в котором участвовали десятки ведущих отечественных исследователей. С 1988 года А. Н. Барулин работал в Историко-архивном институте, из которого позже возник РГГУ. К 1992 году был образован факультет теоретической и прикладной лингвистики, деканом которого Барулин был до 1999 года. Именно в этот период РГГУ стал одним из главных центров подготовки теоретических лингвистов в стране. Также при активном участии А. Н. Барулина была возобновлена лингвистическая Олимпиада для школьников.

После ухода из РГГУ Барулин некоторое время работал на филфаке МГУ, затем перешел в компанию ABBYY. С 2012 года он также являлся старшим научным сотрудником Института языкознания РАН, где руководил группой по изучению происхождения языка. Подробнее о научном пути А. Н. Барулина можно прочитать на его личной странице на сайте Института языкознания.

Институт лингвистики скорбит об уходе своего основателя и выражает искренние соболезнования близким Александра Николаевича.


С.М. Евграфова. Памяти Александра Николаевича Барулина

24 июля 2021 года не стало Александра Николаевича Барулина – человека, без которого Института лингвистики РГГУ просто не было бы. Удивительный, яркий, пристрастный ко всему, с чем соприкасался, влюбленный в лингвистику и умевший ею увлечь любого! Светлая ему память…

В 1988 году ректор тогдашнего Историко-архивного института (МГИАИ) Юрий Николаевич Афанасьев пригласил Александра Николаевича заведовать общеинститутской кафедрой русского языка. Это, казалось бы, странное кадровое решение (зачем лингвисту-теоретику, тюркологу, заведовать кафедрой, задача которой – учить студентов русскому языку, родному и иностранному, стилистике и загадочной документной лингвистике?) было одним из первых шагов к созданию гуманитарного университета широкого профиля. А.Н. Барулин это понимал, он пришел создавать факультет лингвистики.

Местные русисты приняли нового заведующего в штыки, но он знал, с чего начать; с 1988 г. тот же русский язык уже стали преподавать выпускники Отделения структурной и прикладной лингвистики МГУ С.М. Евграфова, Е.В. Муравенко, затем Е.П. Буторина, Т.В. Базжина. Старую кафедру преобразовали в кафедру русского языка и прикладной лингвистики, заработал лингвистический кружок, а с 1989 г. начался набор студентов на лингвистическое отделение факультета информатики, возродилась Олимпиада.

Чем больше образовывалось ставок, тем больше лингвистов приходило «на кафедру к Барулину». Пришли Е.Г. Устинова, И.А. Муравьева, С.И. Гиндин, М.А. Кронгауз... Александр Николаевич был щедр на восхищение коллегами, умел увлечь перспективами развития лингвистического образования, мечтал создать «второй ОСиПЛ», и в годы перестройки, тяжелые и бедные, когда пряники были лакомством, а талоны в ГУМ на покупку саквояжей или дамских сапог считались большой удачей, к нему шли работать ради воплощения мечты. Компьютеров не существовало в природе, проекты развития факультета, которые А.Н. Барулин придумывал вместе с В.К. Финном, печатали на пишущей машинке вечером после работы или по выходным. Уставали, но зато в наш подвал на Никольской приходил И.А. Мельчук, а за чашкой чая мы могли часами спорить о лингвистике и обсуждать сумасшедшие, остроумные, порой завиральные барулинские идеи. В результате неустанной борьбы Александра Николаевича за право лингвистики на самоопределение в 1992 г. в годовалом университете (МГИАИ преобразовали в РГГУ в 1991 г.) появился факультет теоретической и прикладной лингвистики.

С 1988 г., буквально с первого студента, который заинтересовался лингвистикой, Александр Николаевич сделал общение со студентами главной своей работой. Он готов был сидеть с ними хоть до ночи – читать лекции; объяснять непонятное; спорить, если вдруг оказывалось, что перед ним самостоятельно думающая личность, а преобладали именно такие; разговаривать о жизни, ходить в походы, петь под гитару…

С Барулиным было непросто – и подчиненным, и начальству. Подчиненные прощали ему всё, потому что мечта у них с трудным шефом была общая. Начальству в какой-то момент надоело спорить с непокорным деканом, и А.Н. Барулин был отправлен в отставку.

Честно говоря, такой насыщенной лингвистической жизни без Барулина не стало: роль личности в истории очень велика, что бы кто ни говорил. Факультет выжил и даже стал называться Институтом лингвистики. Оставшиеся соратники вспоминают о потерянном рае. Бывшие барулинские студенты считают день рожденья Барулина главным праздником и радостно отмечают его каждый год 17 ноября. Теперь можно вспоминать, оплакивать. Но нельзя обнять, поспорить, поругаться, помириться, спеть хором, пригласить на конференцию или просто сказать: «Саш, привет! Как дела?» И нельзя поверить, что его больше нет…


Я.Г. Тестелец

Саша Барулин понимал три вещи. Во-первых, что студентам нужен не привилегированный клуб, куда пускают с разбором, а открытая среда, где примут и поддержат любого и где каждый про себя удостоверится, что он хорош и на многое способен. Во-вторых, что хотя преподаватели-энтузиасты – это риск, потому что профессионализм охлаждает, такой риск оправдан, по крайней мере на короткой дистанции. В-третьих, что молодые люди доверяют несистемным лидерам. Человеку, про которого понятно, что если с ним сыграют нечестно, он не вступит в переговоры, а опрокинет стол и уйдет, они доверяют.

Сашин домашний семинар начала 1980-х, из которого вырос наш факультет лингвистики, был местом общения в годы, когда кафедру структурной и прикладной лингвистики в МГУ закрыли. Никто из нас не надеялся на формально успешную академическую карьеру в СССР, эта перспектива не обсуждалась.

Потом мы увидели, что чудеса бывают.

R.I.P.



Кафедра теоретической и прикладной лингвистики МГУ.

Пришла печальная весть о смерти Александра Николаевича Барулина (17.11.1944–24.07.2021). Для всех нас это огромная потеря.

Александр Николаевич — личность поразительного масштаба, и среди безвременно ушедших из жизни выпускников ОСиПЛ/ОТиПЛ он — один из самых ярких, его имя стоит рядом с такими его ровесниками, как А.Н. Журинский, И.А. Муравьева, С.А. Старостин, Е.А. Хелимский, М.Е. Алексеев, В.М. Живов (к сожалению, этот печальный список уже длинен). Но роль А.Н. Барулина в жизни нашего сообщества совершенно особая. Если мы готовы назвать великим человека, который сумел значимым образом изменить жизнь многих окружающих его людей, то А.Н. Барулин — вне всякого сомнения великий человек. Именно он сумел на рубеже 1980-х и 1990-х годов создать «второй ОСиПЛ» — факультет теоретической и прикладной лингвистики Историко-архивного института (вскоре ставшего РГГУ), и сделать это тогда, когда «первый ОСиПЛ» ещё лежал в руинах, и перспективы его возрождения были не ясны. А.Н. Барулин был человеком бесстрашным, прямым и весёлым — и таким же был его факультет всё то славное «барулинское десятилетие», пока он им руководил. Сотни студентов считают себя его учениками, среди них немало первоклассных лингвистов, но даже те, кто от лингвистики сегодня далеки, никогда не забудут это легендарное время.

Единственное, чего Александр Николаевич никогда не умел — это идти проторенным путём и соглашаться с мнением начальства. При жизни это часто было для него источником неприятностей. А sub specie aeternitatis — это залог его посмертной славы и благодарной памяти многих людей о нём. Герой, созидатель, рыцарь, любимый декан, глубокий философ языка — ещё один из блестящих детей ОСиПЛа 1960-х годов, ушедший в вечность...



Л. Л. Федорова

Пришла скорбная весть о смерти Александра Николаевича Барулина, первого заведующего кафедрой теоретической и прикладной лингвистики нашего университета, а затем и декана факультета.

Александр Николаевич был совершенно замечательным человеком: независимым, прямым и бесстрашным в отстаивании своих позиций. Он сумел собрать вокруг себя лингвистов-энтузиастов, сформировать костяк преподавателей, он умел увлекать и сплачивать студентов. Он читал введение в формальную лингвистику и совершенно замечательный авторский курс семиотики, ездил в экспедиции, был всегда надежным другом, жизнерадостным и неутомимым, готовым помочь. Именно благодаря ему факультет теоретической и прикладной лингвистики приобрел заслуженную славу. В октябре прошлого года мы слушали его выступление на нашем Круглом столе о сложностях создания кафедры. Казалось, что впереди будет еще много выступлений и встреч.

Александр Николаевич умер от ковида, когда казалось, что он уже шел на поправку. Для всех знавших его это тяжелый удар, мы будем помнить о нем и стараться сохранить дух и традиции ОТиПЛа.