РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


«Он учил нас любить науку…»: онлайн-выставка, посвященная директору МГИАИ Павлу Смирнову

«Он учил нас любить науку…»: онлайн-выставка, посвященная директору МГИАИ Павлу Смирнову

Опубликовано:  |  Обновлено: 29.12.2021 12:28:16 |  Просмотров: 509

Осенью 1938 г. П.П. Смирнов (1882-1947) был назначен штатным профессором истории СССР в Московский историко-архивный институт. С 12 ноября 1941 г. по 15 мая 1942 г., будучи директором, Павел Петрович в тяжелейших условиях военного времени восстановил институт, фактически ликвидированный прежним руководством и брошенный на произвол судьбы.

Жизненному пути талантливейшего ученого, удивительного человека и непревзойденного учителя П.П. Смирнова, 90-летию Историко-архивного института и 80-летней годовщине возобновления его работы в 1941 г., а также 140-летию со дня рождения Павла Петровича Смирнова посвящают данную выставку Н.А. Комочев и А.А. Карандеева.


«Жизнь Павла Петровича Смирнова»


Павел Петрович был третьим ребенком в семье доктора. Родился в 1882 году, в то время, когда его отец проживал с семьей в небольшом городке Симбирске, откуда он вскоре был переведен в Казахстан, в Тургайской степи, в небольшой форт Кара-бутак. Прослуживши здесь несколько лет, Петр Авдеевич был переведен снова в Симбирск, где и основался, проживши здесь до своей отставки в 1894 г. <…> Детям привольно жилось, да и всем жилось легко и хорошо под началом доброй хозяйки, со спокойным и мягким характером, все кругом ее любили; даже случайно попавшие в дом денщики доктора спокойно отдыхали в приветливой семье, где было полное доверие ко всем людям. В большие праздники, в торжественных случаях вся семья, со всеми прислугами, садилась за один общий стол, и из семьи на всю жизнь дети вынесли уважение к личности человека, независимо кто бы он ни был <…> Петр Авдеевич, как военный врач, имел право воспитывать детей даром в кадетском корпусе и захотел отдать туда Павла, но мать Анна Иосифовна решительно этому воспротивилась. Отец настоял; тогда во время экзаменов дядя Александр Иосифович, преподававший там, поставил Павлу двойку по русскому языку, и в корпус Павел не попал <…> В 1893 году Павел Петрович поступил в подготовительный класс Симбирской классической гимназии, в которой и проучился 4 года с посредственными успехами.
<…> Саша оканчивал гимназию, ему нужен был университет, поэтому решили всем домом, с няней и домработницей, в 1897 году переехать в Киев. Там Саша поступил на математический факультет Киевского университета. Павел в четвертый класс Первой Киевской гимназии, Володя в третий.
<…> Киевский университет, на историко-филологический факультет которого поступил Павел Петрович, в 1900 годах переживал период расцвета.

— Смирнова Софья Васильевна, «Жизнь Павла Петровича Смирнова» (1882-1947). Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 3-5.
  • Копия диплома П.П. Смирнова об окончании им в 1907 г. историко-филологического факультета Императорского университета св. Владимира в Киеве. 28 декабря 1944 г. Архив ИАИ РГГУ.

Теперь Павел Петрович добился уже «благонадежности», получил звание Магистранта Русской Истории и начал читать лекции в Университете. <…> Начиная с 1910 года он начал печатать по несколько статей в год, быстро подымаясь в гору. Темой своей диссертации Павел Петрович еще в Университете на студенческой скамье наметил историю русских городов, как мало разработанную область, которая была обойдена историографией, занятой преимущественно судьбами дворянства и крестьян. Несмотря на чрезмерную ширину и неопределенность, вызывавшие справедливые возражения, тема эта, как показали архивные изыскания автора, не обманула его. Недостатком ее был не недостаточность материала, а наоборот, его чрезмерное обилие и недостаточная изученность.
<…> Я поняла, что суть его жизни – это его научная работа, его «Города», это его заветное дело, которому он отдавал все свое свободное время, уходя в века.

— Смирнова Софья Васильевна, «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания, ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 12, 13 об.



Глубокоуважаемый Степан Борисович!
<…> Что до моей особы и работы в Москве, то не поверите, как бы мне хотелось снова [окунуться] в архивы. Чует мое сердце, что в результате я что-то создам из этих клочков.
<…> В знании прошлого сознание настоящего и деланье будущего».

Киев, весна 1911 г.Киев, 26 декабря 1911 г.

Глубокоуважаемый и дорогой Степан Борисович!
<…> К диссертации приступил, т.е. перекрестился, отложил бумаги в папку и начал даже писать, но быстро увидел, что размахнулся слишком широко (я было думал захватить XVI век, - это пока надобно оставить, лишь иногда касаясь. Можно после вернуться)».

Киев, 26 декабря 1911 г.

  • Письмо П.П. Смирнова историку С.Б. Веселовскому // Переписка С.Б. Веселовского с отечественными историками. М.: Древлехранилище, 2001. С. 297, 299, 300.

Павел Петрович Смирнов, Владимир Федорович Саводник, Софья Васильевна Смирнова, Елена Евгеньевна Веселовская, Степан Борисович Веселовский, Михаил Александрович Дьяконов в Татариновке. До 1912 г.


С приходом большевиков Павел Петрович был выбран председателем хозяйственной комиссии Университета, с этих пор он всеми силами отстаивал от расхищения университетское имущество.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 22 об.


  • Копия удостоверения П.П. Смирнова как преподавателя и Председателя Хозяйственного комитета Киевского университета. 31 марта 1920 г. Архив ИАИ РГГУ.

В 1923 г. П.П. Смирнова, профессора Киевского университета, историко-филологический факультет которого он окончил в 1907 г., арестовали по обвинению в сотрудничестве с польской разведкой (дело «Центра действия»), в 1924 г. освободили, однако по приказу наркома юстиции Украины Н.А. Скрыпника вновь задержали и приговорили к десяти годам заключения, которые он отбывал в Средней Азии. Приговор вызвал протесты международной общественности, в том числе премьер-министра Франции Р. Пуанкаре. В 1927 г. П.П. Смирнов был досрочно освобожден и осенью того же года переехал в Ташкент, где стал профессором Среднеазиатского университета.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 101.


В мае вернулся из Ташкента Л.Н. Яснопольский и сообщил нам, что в августе там будет конкурс на кафедру русской истории и он все уже устроил, Павлу Петровичу надо только подать туда свои бумаги. Мы подумали и послали.
<…> За лето Павел Петрович закончил переписывать на машинке «Волжский путь и древние руссы», ее берет печатать Украинская академия с переводом на малороссийский язык, бесплатно. <…> Послал «Надписи старой тюрьмы» в московский журнал. <…> Много надо пережить, чтобы хотеть оставить свой родной город и ехать куда-то в неизвестную даль.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 54.


Мы заехали в страшную даль. Живем среди узбеков. Каждая вывеска написана на двух языках. Местный узбекский язык для всех обязателен. Павел Петрович изучает его с группой в университете. За зиму он овладел им настолько, что мог читать, писать и объясняться с узбеками, когда это нужно.
Павел Петрович почетно, с честью закончил учебный год. Его всегда окружает кольцо уважения, где бы он ни был. И тут он подымается в гору. Его выбрали в члены месткома. Студенты выдвигают его в деканы, но ему это не с руки. Я не знала, что в Ташкенте существует зависимость профессоров от студентов. Была какая-то студенческая анкета о профессорах и Павел Петрович был единственный, кого не выругали студенты.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 57 об. - 58.

  • Копия выписки из протокола заседания Квалификационной комиссии Средне-Азиатского университета об утверждении П.П. Смирнова профессором по истории России и СССР. 21 декабря 1935. Архив ИАИ РГГУ

  • Копия статьи из газеты «Правда Востока» о представлении П.П. Смирнова к званию доктора наук без защиты диссертации. 1 января 1936 г. Архив ИАИ РГГУ.

В январе 1936 года Средне-Азиатский университет после пересмотра квалификаций постановил представить к званию доктор наук, без защиты диссертации, семь научных работников. О Павле Петровиче было сказано – «Учитывая богатую эрудицию профессора. Далее дело пошло так: бумаги пяти профессоров естественного отделения были посланы в Москву обычным порядком и все были утверждены. Бумаги же Павла Петровича и свои директор Б. Яроцкий (историк) повез в Москву сам, и они пропали. Когда в декабре 1936 года Павел Петрович сделал о них запрос, то ему ответили, что бумаги его не поступили. Сколько их ни разыскивали, они обнаружены не были. Пришлось заново собирать и посылать вторично, к этому времени Павел Петрович вышел из САГУ; приостановилось рассматривание, а к 1-му июля 1938 г., не подтвержденные никаким учреждением, они потеряли свою силу. Этим дело и кончилось.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 76.


В феврале 1937 года, в разгар занятий, совершенно неожиданно, к недоумению студентов, Павел Петрович был устно отстранен от преподавания, без объяснения причины /из предосторожности/ под предлогом, что им недовольны студенты. Ректор был в Москве, его заместитель ничего не знал, приказа о его отстранении отдано не было, но сотруднику газеты новый ректор вернувшись, показал разбор лекций из Самарканда.
<…> Паня был озабочен создавшимся положением и поехал в Москву.
<…> В Историко-архивном институте ушел профессор Готье и на свое место рекомендовал Павла Петровича. С 15-го июля он был туда зачислен. Теперь в Москве мы стали уже прочно.
<…> Сразу же с первого года он захватил своих слушателей и стал любимым профессором, получая целый ряд внимания, которое с каждым годом все усиливалось.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова» (1882-1947). Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 77, 86.


Но вот прозвенел звонок и в аудиторию бодро вошел высокий седой человек и, слегка склонив голову, начал пробираться к кафедре. Начиналась первая лекция, которую мы слушали в институте. Вступительное слово с пожеланиями на будущее, а потом полилась вдохновенная речь о далекой-далекой старине народов СССР. Аудитория замерла и мы, вчерашние школьники, затаив дыхание и забыв, что нужно все таки записывать, только слушали и слушали.
Когда кончились эти два часа, восторг был всеобщий и он вылился в бурные аплодисменты. Мы благодарили профессора, тогда еще совсем нам незнакомого, за то, что он начал наши студенческие годы такой замечательной лекцией.
И сколько бы времени ни прошло, с тех пор мы всегда будем с глубокой благодарностью вспоминать Павла Петровича Смирнова и одно из самых ярких воспоминаний нашей студенческой жизни будет воспоминание о первой лекции в институте, прочитанной им. Орлова-Сокольская
— «Голос товарищей и студентов» - воспоминания о П.П. Смирнове . ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 21. Л. 6.


Его образ крепко запал в мою память. Человек чуть выше среднего роста в черном костюме из дорогого материала, но заметно потертом, давно не утюженном. Белая сорочка, старомодный галстук не придавали изящества его внешности. Да он и не обращал на нее внимания. Его внутренняя сущность передавалась через чудесные задумчивые, слегка уставшие глаза, постоянно светившиеся добротой, лаской и глубоким умом. Лицо тоже уставшее, покрытое глубокими морщинами, хотя он был не так уж стар, о чем говорила его крепко сбитая фигура, сохранившая стройность. Почти не сходившая с губ улыбка, небольшой прямой нос и очки с массивными толстыми стеклами. С его добрыми глазами не совсем сочетался твердый упрямый подбородок волевого человека. Еще у него были чудные густые волосы, обрамлявшие лицо красивым седоватым высоко зачесанным пышным "ежиком". Высокий квадратный лоб, как и волосы, украшал его простое и приятное лицо русского интеллигента.
<…> Знал назубок историю всех ханов, Тамерланов, Тохтамышей, Улугбеков и прочих, их предков и потомков до седьмого колена. Обо всем рассказывал взахлеб, с подробностями, деталями, как будто вчера расстался с ними.
Стареющий человек с душой восторженного юноши, Павел Петрович не озлобился на советскую власть за свою ссылку. Всей своей интеллигентской мудростью он понимал, что не на кого сердиться, ибо сами не ведают, что творят. Был даже доволен, что благодаря этому получил возможность познать такой чудесный край и почерпнуть глубокие знания по истории народов Средней Азии.
— "Историко-архивный институт стал моим родным домом". Воспоминания Н.А. Ковальчук о годах учебы в институте (1940 - 1947) // Отечественные архивы. 2003. № 4.


  • Грамота, выданная Историко-архивным институтом профессору П.П. Смирнову. 1939 г. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 1. Д. 2. Л. 7.
  • Письмо П.П. Смирнову от студентов Историко-архивного института. 31 декабря 1939 г. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 1. Д. 16. Л. 2.

В ноябре Павел Петрович был награжден почетной грамотой «Отличника» как прекрасный лектор, ведущий большую научно-исследовательскую работу и активно участвующий в жизни института.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 88.


<…> Профессор, доктор исторических наук Павел Петрович Смирнов говорил спокойно. Он строил свои лекции по истории СССР с древнейших времен до XIX в. так, что они служили для нас конспектами при штудировании толстых "кирпичей" - учебников по истории. Читал он негромким голосом, без нажима на какие-то события, но увлеченно. И эту увлеченность передавал студентам.
— "Наш набор 1945 г. был первым послевоенным…" Воспоминания профессора Т.В. Батаевой об Историко-архивном институте // Отечественные архивы. 2005. №1. С. 97


В драматические дни осени 1941 г., когда враг рвался к столице, П.П. Смирнову пришлось 14 ноября возглавить институт. П.П. Смирнов исполнял директорские обязанности около полугода. По его вызову в Москву вернулись уехавшие в эвакуацию преподаватели института. Кроме того, им были приглашены известные специалисты: А.И. Андреев, И.Л. Маяковский, Л.В. Черепнин. В результате в эти тяжелые военные годы сформировался уникальный коллектив педагогов и ученых. 12 мая 1942 г. П.П. Смирнов передал бразды правления новому директору П.Б. Жибареву. Сняв с себя «административные тревоги», он смог возобновить свою научно-педагогическую деятельность, в первую очередь защитить 16 сентября 1942 г. докторскую диссертацию на тему «Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в.», за которую был удостоен, согласно постановлению СНК СССР от 22 марта 1943 г., Сталинской премии, – единственный случай, когда научная работа отмечена столь высокой наградой еще в рукописи.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 102


  • Преподаватели ИАИ в 1943 г. В первом ряду справа: П.П. Смирнов и В.К. Лукомский, крайний слева В.В. Максаков. Во втором ряду крайняя слева М.М. Себенцова, третий слева Л.В. Черепнин.

  • Диплом доктора наук П.П. Смирнова. 11 марта 1946 г.ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 1. Д. 2. Л. 8.

  • Сталинская премия второй степени, присужденная П.П. Смирнову. 22 марта 1943 г. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 1. Д. 7. Л. 3.

Подходило время Сталинской премии и мы начали ждать <…> Наконец пришел Андреев и сказал, что он наверное знает, что работа премирована.
Посыпался дождь приветственных писем и телеграмм, они не прекращались целый месяц. Это были письма учеников со всей России, с фронта, они все так радовались, будто их премировали самих.
<…> Стал вопрос, что делать с деньгами. <…> Мы несколько раз обсуждали этот вопрос и, наконец, я снесла конверт на почту.
«Великому Маршалу Советского Союза товарищу Сталину. Радуясь, что вместе с другими я получил возможность материально содействовать нашей победе, прошу принять на дело обороны присужденную мне премию в размере 100 тысяч рублей»
В газетах появилась публикация и мы определенно почувствовали, что поступили правильно.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 109-110.


  • Газета «Известия» с перечислением лауреатов Сталинских премий, № 68 от 23 марта 1943 г.

  • Записка И.В. Сталина П.П. Смирнову с благодарностью за передачу денежной части премии в Фонд обороны. 2 апреля 1943 г.ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 1. Д. 7. Л. 2.

  • Газета «Правда» с письмом П.П. Смирнова о передаче денежной части Сталинской премии в Фонд обороны, № 90 от 5 апреля 1943 г.

  • Трудовая книжка П.П. Смирнова. 1939 г. Архив ИАИ РГГУ.

  • Автобиография П.П. Смирнова. 18 февраля 1945 г. Архив ИАИ РГГУ.

В институтах положение Павла Петровича определенно менялось, им дорожили, его ценили, им гордились, его всюду звали, приглашали, начали говорить о предстоящей кандидатуре в Академию наук.
<…> Начался учебный год, все пошло обыкновенным порядком. Предстояли выборы в Академию наук. Два института выставили кандидатуру Павла Петровича, но чем дольше шло время, тем кандидатов становилось все больше и больше, и наконец набралось такая их масса, что мы уже перестали на что-нибудь надеяться.
Мы как-то совсем забыли, что Павел Петрович открыто стоял в оппозиции с мнением Академии по вопросу о существовании русского рабовладельческого государства, и даже в этом году не приняли его статьи в печать «Холопья война» за самостоятельность взгляда. Когда прошли выборы, обнаружилась большая странность: по русской истории не был выбран ни один человек.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 110, 112.


  • Выписка из протокола заседания Совета Историко-архивного института о выдвижении П.П. Смирнова в члены-корреспонденты РАН. 28 мая 1946 г. Архив ИАИ РГГУ.
  • Ознакомление П.П. Смирнова с приказом об утверждении штатным работником Историко-архивного института. 28 января 1947 г. Архив ИАИ РГГУ.

11-го марта Павел Петрович как всегда читал лекции и студенты не подозревали о серьезности его положения. Уходя из студенческого кружка, он сказал – «Смотрите, продолжайте работать, чтобы кружок пришел подготовленным к 800-летию Москвы» и, почти весело добавил – «Я ведь умирать не собираюсь, возвращусь, работа будет продолжена».
2-го апреля вышел сигнальный экземпляр книги «Посадских людей», которую кто-то хотел принести показать в больницу, но автор уже никогда ее не увидел.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 127 об., 130 об.


  • Фрагмент стенгазеты, подготовленной студентами Историко-архивного института в память о П.П. Смирнове. 1947 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

«Война и Историко-архивный институт»


Летом 1941 г. я по-прежнему жил под Москвой, в Ново-Гирееве. Здесь меня застало объявление войны и сама война. 22 июня 1941 г. у нас на веранде мастер из города чинил нашу пишущую машинку, как вдруг репродуктор радио сообщил о внезапном нападении немцев и о войне.
Я ездил в Москву, где с 1 августа начались лекции на старших курсах института. Но 1-й курс должен начать занятия только с 1 сентября. С самого начала войны, когда была объявлена мобилизация, большинство наших студентов записалось в добровольцы и ушло на фронт.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 104.


Высшие учебные заведения одни складывались и уезжали, другие приступили к занятиям. В нашем институте занятия начались. Кроме этого Павел Петрович был прикреплен читать на призывном пункте.
— Смирнова Софья Васильевна. «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 92 об.


  • Удостоверение, выданное П.П. Смирнову в связи с ликвидацией Историко-архивного института. Октябрь 1941 г. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 1. Д. 1. Л. 5.

И вдруг все сразу изменилось. 14-го октября Паня вернулся из института с очень тревожным известием – «Прорыв на Можайском фронте». Университет эвакуируется в 24 часа. Уезжает целый ряд учреждений. Из города бегут все, кто может. Положение ухудшается. Но институт выезжать никуда не собирается. Он не попал в списки высших школ, подлежащих эвакуации. Это Павла Петровича взволновало и обидело – значит, нас бросили. Дезертировать мы не будем. Будем делить судьбу огромного большинства.
16-го утром в институте Павел Петрович застал горячечную панику, как и во всей Москве.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 94 об.


И в 1941 г., когда всё развалилось, вы знаете, это было вообще потрясающе, потому что мы 16 октября пришли что-то сдавать и обнаружили всё раскрытым настежь, причём именно настежь, директор сбежал, а Мария Ивановна сидела и одним пальцем печатала всем справки об окончании института. Мне эту справку очень жалко было, т.к. когда меня послали работать в 1942 г., у меня её отобрали.
— Из воспоминаний Н.Ф. Демидовой об Историко-архивном институте // Гербовед. № 95: Сборник статей Научного семинара по геральдике и вспомогательным историческим дисциплинам ИАИ РГГУ: Вып. 7. М., 2007. С. 8–18.


16-го утром еще в общежитии я услыхал от А.Н. Павловой, нашей студентки, будто бы институт ликвидируется, но не придал значения сообщению, потому что слухов было множество…
В институте застал горячечную панику. В коридоре толпились растерянные группы студенток и студентов, которые горячо обсуждали вопрос об уходе из города пешком…
Собирались идти, как мне говорили, около 40 человек… В канцелярии таскали бумаги и, как потом оказалось, жгли их. На стульях и столах были навалены собранные в тючки ручные вещи, связанные подушки и одеяла, какой-то багаж.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 107.


20-го город был объявлен на осадном положении, и каждому рабочему обещано выдать по пуду муки. Убежавшие убежали, оставшиеся остались, а жить было нужно. Это успокоение на положении нашего института никак не отразилось. Постепенно разъезжались все преподаватели. Осталась часть студентов и технический персонал, живущий во дворе. Алиев зачислился в МПВО, а «дела» передал бывшему заведующему библиотекой Г.В. Тронину, который стал теперь комендантом.
— Смирнова Софья Васильевна. «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 92 об.


В Москве осталась незначительная часть коллектива института, по существу брошенная тогдашней администрацией. Одна часть студентов, аспирантов, преподавателей ушла на фронт; другая разбрелась, разъехалась. В общежитии ютились 15-20 девушек – студенток, не знавших, что им делать: ехать было некуда, фронт отделял их от родных.
И вот в этот период замешательства и тревоги Павел Петрович Смирнов первый сказал нужное слово – «Надо восстановить институт.
— «Голос товарищей и студентов» - воспоминания о П.П. Смирнове . ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 21. Л. 8 об.


Прошло недели две после «ликвидации» Историко-архивного института. Убежавшие уехали, оставшиеся остались. А жить надо было. Я не переставал бывать в институте, и он разрушался на моих глазах.
За институтом оставались библиотека, где лежали книги на замке, и одна комната при входе (правый кабинет, где помещается комсомол)… Наконец, МПВО, сидевшее рядом, забравшее наши машинки, белье, зеркальные шкафы из общежитий, кладовые и запасы дров, стало требовать освобождения и последней комнаты. Наступали последние дни институтского существования.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 112.


14 ноября меня спешно вызвали в институт от имени т. Никитинского. Я застал его в нашей институтской комнатке, где находились И.И. Корнева, Зеленецкая, Павлова и др. Помню, я волновался слегка, когда ехал, так как не знал, как отзовется наше управление на поданную записку. Т. Никитинский, которого я до тех пор мало знал, поздоровался, потом спросил: «Ну, подавали вы тут докладную записку?» – «Подавали, – отвечаю я, – мое мнение такое, что институт можно и должно восстановить, как восстанавливают Гор[одской] пед[агогический] институт». – «Да, – отвечает т. Никитинский, – мы вот и решили восстановить институт, только у нас нет директора». – «Как нет директора? – отвечаю я. – Да вы только позвоните в ВКВШ, они вам пришлют сколько нужно директоров». – «Нет, – говорит, – мы решили назначить директором вас». Я подумал и тотчас же ответил согласием: «Что же, т. Никитинский, назначите директором, буду работать.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 116.


  • Докладная записка П.П. Смирнова, И.И. Корневой, В.Н. Зеленецкой о необходимости восстановления института . 9 ноября 1941 г.
  • Обращение в бюро информации радиокомитета. 4 ноября 1941 г. Архив ИАИ РГГУ.

  • Слева: Корнева И.И., зам. директора ИАИ по учебной и научной работе в 1941-1942 гг. ОРК Научной библиотеки РГГУ.
    Справа: Зеленецкая В.Н., в 1941 г. студентка IV курса ИАИ. ЦГА Москвы. Ф. Л-169. Оп. 1. Д. 235. Л. 8 об.

  • Текст извещения по радио о возобновлении работы института. Архив ИАИ РГГУ.

  • Газета «Известия» с заметкой о возобновлении занятий в ИАИ. № 278 от 25 ноября 1941 г.


Тут же было решено, что институт мы открываем не позже 23 ноября, о чем даем публикацию в «Известия» и на радио. Так и сделали. Т. Никитинский вскоре (числа 16-го) улетел обратно в Энгельс, а мы с И.И. Корневой стали собирать людей: преподавателей, служащих, студентов и готовиться к возобновлению занятий, о чем было возвещено и в «Известиях», и по радио на весь Союз.
На другой день, 23 ноября, собрались студенты, вернее, студентки, потому что мальчики все или почти все были на фронте. Я сказал им маленькую речь, а потом… начались лекции.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 116-117.


Институт рос и креп не по дням, а по часам. Из Горького вызвали Чернова и Сперанского. Московские преподаватели сами стали приходить с предложениями труда. Получился богатый выбор. Студенты возвращаются и пишут письма с просьбой о вызове в Москву.
Павел Петрович пропадает в институте с утра до вечера, увлеченный своей созидательной работой.
— «Смирнова Софья Васильевна. «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 100.


Так, вопреки панике и паникерам, среди воздушных и всяких иных тревог, на укрепленных и укрепляемых чугунными рогатками и пушками московских улицах, среди до неузнаваемости замаскированных зданий и построек, где Мавзолей Ильича выглядел каким-то прозаическим сараем или казармой, стены Кремля казались домиками, площади являли вид парков, наверху Большого театра рос нарисованный лес, среди всей этой осадной бутафории снова раскрылся и расцвел наш милый Историко-архивный институт.
— «Москву язвили ранами немецкие вороны, налетавшие стаями…».Воспоминания директора Историко-архивного института профессора П.П. Смирнова (22 июня 1941 г. – 12 мая 1942 г.) / Публ. Т.И. Хорхординой // Отечественные архивы. 2021. № 4. С. 119.





  • Общий вид Историко-архивного института. ЦГА Москвы. Ф. Л-169 (Д.М. Эпштейн). Оп. 1. Д. 242. Л. 1 об.

«Ученый, разносторонний по своим интересам, смелый в постановке и разрешении научных задач…»


Профессор П.П. Смирнов, доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии, является одним из самых крупных специалистов по экономической и социальной истории русского государства XVII в.
Круг научных интересов П.П. Смирнова очень широк. Но главное внимание им уделено проблеме истории русского города. Глубокий знаток архивных источников, Павел Петрович приложил много труда к изучению таких первостепенных памятников экономической и социальной истории, какими являются писцовые и переписные книги XVI-XVII вв.
— Отзыв председателя Ученого совета Московского историко-архивного института Д.С. Бабурина о научных работах профессор Павла Петровича Смирнова. Архив ИАИ РГГУ.


  • Смирнов П.П. Новое челобитье Московских торговых людей о высылке иноземцев. Киев, 1912. Российская государственная библиотека.

В 1912 г. П.П. Смирнов выдержал магистерские испытания и получил звание приват-доцента Киевского университета. В качестве приват-доцента, а затем ассистента читал лекции в Киевском университете, ряд курсов в 1910-1917 гг.
— Автобиография П.П. Смирнова. Архив ИАИ РГГУ.


  • Смирнов П.П. Несколько документов к истории Соборного уложения и Земского собора 1648-1649 гг. М., 1913. Издание Московской Синодальной типографии, здание которой с 1930 г. занимает Историко-архивный институт. Научная библиотека РГГУ.
  • Смирнов П.П. Города Московского государства в первой половине XVII века. Киев, 1917. Научная библиотека РГГУ.

П.П. Смирнов в тяжелейшие годы Гражданской войны успевал заниматься и серьезными научными делами. В 1917-1919 гг. он издаёт два объемных выпуска фундаментального труда «Города Московского государства в первой половине XVII в.», который защищает как диссертацию 22 сентября 1919 г. в Киевском университете.
— Козлов В.Ф. Павел Петрович Смирнов (1882-1947) – историк, педагог, человек (к 130-летию со дня рождения) // VI Сытинские чтения. Ульяновск, 21-22 октября 2010 г. Ульяновск, 2012. С. 281.


  • Копия содержания диспута, состоявшегося на защите магистерской диссертации П.П. Смирнова 22 сентября 1919 г. // 1 апреля 1942 г. Архив ИАИ РГГУ.
  • Неопубликованная статья П.П. Смирнова «Декабристы». Киев, 1925 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

Письмо П.П. Смирнова жене из заключения в Лукьяновской тюрьме г. Киева, 1925 г.:
Живу ничего. Скучновато только… Но я не теряю бодрости и все время работаю. Начал снова пописывать. Читать есть что, будучи заведующим библиотекой. Разношу по всему Допру больше сотни газет, одних Киевских 62, имею свободный пропуск по всему корпусу, ругаюсь в телефон, если чего-нибудь не дошлют. На торжественном заседании в клубе 20 минут читал 500 человекам о «Революции 1905 года.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания. ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 42 об.



20 сентября 1927 г. Павел Петрович с женой покидают Киев и едут в молодой Ташкентский Среднеазиатский государственный университет.
В научном плане Павел Петрович живет старым заделом о любимых им русских городах XVII в. В Трудах Среднеазиатского университета в 1928-1929 гг. он публикует большие статьи о Жалованных грамотах московских Кадашевской и Хамовной слобод и о восстании в Москве в 1648 г.
— Козлов В.Ф. Павел Петрович Смирнов (1882-1947) – историк, педагог, человек (к 130-летию со дня рождения) // VI Сытинские чтения. Ульяновск, 21-22 октября 2010 г. Ульяновск, 2012. С. 282-283.


  • Отзыв профессора Ю. В. Готье о научных трудах профессора П.П. Смирнова. 1938 г.
    Архив ИАИ РГГУ

Удивительно, но главным делом П.П. Смирнова в тяжелейшие месяца конца 1941 – начала 1942 г. была подготовка многолетнего фундаментального труда к защите диссертации. 19 мая 1942 г. на кафедре Истории СССР в Историко-архивном институте П.П. Смирнов делает доклад по теме докторской диссертации «Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в.» и об окрестностях Москвы по межевым книгам 1649-1650 гг. Результатом заседания было представление Историко-архивным институтом П.П. Смирнова на соискание ученой степени доктора наук.
— Козлов В.Ф. Павел Петрович Смирнов (1882-1947) – историк, педагог, человек (к 130-летию со дня рождения) // VI Сытинские чтения. Ульяновск, 21-22 октября 2010 г. Ульяновск, 2012. С. 286.


16-го сентября 1942 года в 6 часов вечера в актовом зале Исторического отделения Московского университета назначена была защита диссертации «Посадские люди и их классовая борьба в середине XVII века».
Зал был довольно полный. Официальными оппонентами были А.И. Яковлев, Н.Л. Рубинштейн и В.Н. Бочкарев. Отзывы были отличные.
<…> Труд огромных размеров, плод многолетней работы, с тщательным изучением архивного материала, с громадным историческим фундаментом, полной самостоятельностью, свежестью выводов, оригинальностью построения, ценный вклад в историческую науку. Не могло быть вопроса, что он дает право на степень доктора.
И степень доктора была признана единогласно.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 105 об.



Этот труд П.П. Смирнова основан на многолетнем изучении и обпубликованных источников, и неизданных материалов, главным образом делопроизводства сыскных приказов и строельных книг. Многообразие использованных источников и их тонкий критический анализ, широта и продуманность обобщений, тщательность и обоснованность выводов – вот характерные черты этого второго крупного исследования П.П. Смирнова
— Отзыв председателя Ученого совета МИАИ Д.С. Бабурина о научных работах профессора Павла Петровича Смирнова. Архив ИАИ РГГУ


  • Отзыв председателя Ученого совета МИАИ Д.С. Бабурина о научных работах профессора Павла Петровича Смирнова. Архив ИАИ РГГУ.
  • Смирнов П.П. Книги строельные // Труды Историко-архивного института. Том II. М., 1946. Научная библиотека РГГУ.

В условиях ограниченных издательских возможностей публикация научных исследований была непростым делом, для любого ученого издание научной статьи становилось событием. Учебные пособия часто выходили на стеклографах, что сразу делало их библиографической редкостью. На этом фоне издание разнообразных по тематике многотиражных Трудов ИАИ являлось большой заслугой института.
Начиная со второго тома, сложилась традиция издавать Труды института по кафедрам».
Во втором томе опубликовано исследование П.П. Смирнова. Статья содержит характеристику строельных книг как исторического источника и перечень выявленных автором в архиве строельных книг середины XVII в.
— Комочев Н.А. Наука в Историко-архивном институте в годы Великой Отечественной войны // Архивный поиск. Сб. науч. статей и публикаций. М., 2020. Вып. 3. С. 285-288.


  • Список научных трудов профессора Павла Петровича Смирнова. 1 апреля 1942 г. Архив ИАИ РГГУ.

Павел Петрович говорил – «Единственная ценность, которую я имею – это моя хорошо подобранная библиотека». Он собирал ее всю нашу трудную жизнь, в ней 80 процентов редких и ценных книг. Ее в количестве более 2000 книг я передала в библиотеку Историко-архивному институту.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова». Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 131 об. -132.


В настоящий момент коллекция П.П. Смирнова находится в Отделе редких книг Научной библиотеки РГГУ и является предметом изучения и научного описания.
Среди книг личного собрания профессора выделяется значительный массив (около 400 экз.) изданий, имеющих дарственные надписи, которые представляют уникальную историческую, историко-культурную и психологическую информацию о личной и творческой биографии владельца, ибо «короткие строки автографа раскрывают творческую личность во всей ее противоречивости, во взаимоотношениях с современниками».
Последний период жизни профессора был связан с Историко-архивным институтом, что нашло отражение на книгах с дарственными коллег, среди которых директора и заведующие кафедрами института, выдающиеся историки нашего времени А.И. Андреев, Д.С. Бабурин, С.Б. Веселовский, Ю.В. Готье, П.Б. Жибарев, К.Г. Митяев, А.Н. Сперанский, Н.В. Устюгов, Л.В. Черепнин.
— Хорхордина Т.И. Историко-архивный институт в истории отечественной высшей школы. 1930-2020. М., 2020. С. 393-394.

  • Эксклибрис Павла Петровича Смирнова.

  • Константин Григорьевич Митяев

  • Николай Владимирович Устюгов

  • Лев Владимирович Черепнин

«Наш учитель»


Мы, ваши ученики, в сердце несем Ваш светлый образ беспокойного, ищущего, скромного ученого, в умах наших Вы посеяли щедрой рукой мыслителя те зерна, которые в будущем дадут свои плоды…
— Стенгазета, подготовленная студентами Историко-архивного института в память о П.П. Смирнове. 1947 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ


  • Фрагменты стенгазеты, подготовленной студентами Историко-архивного института в память о П.П. Смирнове. 1947 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

  • Фрагмент стенгазеты, подготовленной студентами Историко-архивного института в память о П.П. Смирнове. 1947 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

  • Фотоальбом в честь 50-летия МГИАИ. 1981 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

  • Бюллетень Историко-архивного института памяти П.П. Смирнова. 1948 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

  • Фрагменты стенгазеты, подготовленной студентами Историко-архивного института в годовщину кончины П.П. Смирнова. 1948 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

В 1950 году я захворала и начала беспокоиться, что до сих пор не устроены оставшиеся после Павла Петровича бумаги.
Узнавши это, ко мне пришли две слушательницы четвертого курса Историко-архивного института, последние студенты, которым читал лекции Павел Петрович, хоронившие и любившие его, и сказали – «У нас на курсе есть много желающих помочь вам, но мы решили организоваться и пять человек будут два раза в неделю приходить к вам и разбирать бумаги профессора».
Так и сделали <…> Заведующий кафедрой профессор приходил руководить их работой. Администрация института дала весь нужный материал, бумагу, папки, веревки. Рукописный отдел Ленинской библиотеки принял это на хранение.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова» (1882-1947). Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 132.


  • Историческая справка к фонду П.П. Смирнова. 1950 г. ОРК Научной библиотеки РГГУ.

  • Дипломная работа В.Ф. Козлова «Материалы о деятельности профессора Московского государственного историко-архивного института Павла Петровича Смирнова в годы Великой Отечественной войны. 1981 г. Коллекция кафедры вспомогательных исторических дисциплин и археографии.

  • Характеристика на П.П. Смирнова, подготовленная в связи с учреждением премии его имени. 25 мая 1951 г. Архив ИАИ РГГУ.

Гонорар за II том «Посадских людей» я предполагаю отдать Историко-архивному институту памяти Павла Петровича Смирнова для ежегодной выдаче премии за лучшую студенческую работу /Две премии по 1000 рублей каждая/ и на плату за надзор могилы.
— Смирнова Софья Васильевна «Жизнь Павла Петровича Смирнова» (1882-1947). Воспоминания ОР РГБ. Ф. 279. Карт. 37. Д. 22. Л. 132 об.


В 1947 г. в библиотеку Историко-архивного института наследниками было передано книжное собрание профессора Павла Петровича Смирнова. По книгам с дарственными надписями отчетливо прослеживается жизненный путь ученого. Каталог включает краткую характеристику дарителя и библиографическое описание изданий с полностью приведенными дарственными надписями.
— Хорхордина Т.И. Историко-архивный институт в истории отечественной высшей школы. 1930-2020. М., 2020. С. 393-394.



П.П. Смирнов – выдающийся педагог, его методика и манера чтения лекций, руководства научным студенческим кружком, аспирантами составляют золотой фонд отечественной педагогики. Наконец, портрет П.П. Смирнова был бы неполным без характеристики его человеческих качеств: порядочности, скромности, честности, трудолюбия, любви к ближнему, наконец патриотизма, высокого служения Родине и бесстрашия в критические моменты истории. Именно П.П. Смирнову Историко-архивный институт обязан своим возрождением в 1941 г. и дальнейшим существованием.
— Козлов В.Ф. Павел Петрович Смирнов (1882-1947) – историк, педагог, человек (к 130-летию со дня рождения) //VI Сытинские чтения. Ульяновск, 21-22 октября 2010 г. Ульяновск, 2012. С. 296.


Авторы выставки выражают искреннюю благодарность за предоставленные материалы:

  • начальнику Управления делами РГГУ Ирине Леонидовне Артамоновой;
  • Зав. архивом Управления делами РГГУ Екатерине Геннадьевне Зверковой;
  • Директору Научной библиотеки РГГУ Людмиле Львовне Батовой;
  • Зав. отделом рукописей Российской государственной библиотеки Любови Александровне Шевцовой