российский
государственный
гуманитарный университет

Все новости   Когда приходит новое поколение, оно переписывает историю. Интервью с н...
Когда приходит новое поколение, оно переписывает историю. Интервью с научным консультантом фильма «Союз спасения», профессором РГГУ Оксаной Киянской

Когда приходит новое поколение, оно переписывает историю. Интервью с научным консультантом фильма «Союз спасения», профессором РГГУ Оксаной Киянской


В преддверии некоммерческого показа фильма «Союз спасения» профессор РГГУ, доктор исторических наук Оксана Киянская рассказывает о том, почему новая экранизация восстания декабристов получила противоречивую оценку, хорошо ли нынешнее общество знает историю и в чем глобальный смысл изучения истории.

– 26 февраля в РГГУ состоится некоммерческий показ фильма «Союз спасения», в котором вы были научным консультантом. Насколько актуальна тема восстания декабристов для нынешней российской политики?

– Я об этом думала еще до фильма. Мне казалось, что восстание декабристов современную российскую политику не затрагивает никак. Мне казалось, что политиков занимают другие исторические темы. Более того, я думала, что кроме 5-6 человек, которые профессионально этой темой занимаются, никому декабристы не интересны, что эта тема ушла из публичного общественного дискурса. Так мне казалось до выхода фильма «Союз спасения».

Да, я около года работала с Максимовым и Высоцким (Анатолий Максимов—продюсер фильма «Союз спасения», Никита Высоцкий- автор сценария Прим. Ред.), это было 7 лет назад. Я видела первый вариант сценария фильма. Но на этом моя роль консультанта исчерпалась, и непосредственно в создании картины я не участвовала. Где-то полгода назад мне сказали, что съемки закончены и скоро будет премьера. Я, как и все, увидела этот фильм уже на экране. Как простой зритель. И тут началось самое интересное.

– Почему этот фильм вызвал такую резкую критику именно с позиций современной политики?

– Мой коллега-историк, который собирал эти отзывы, насчитал их около четырехсот. Но после этого я насчитала еще штук 50. Думаю, всего около полутысячи отзывов-то было, если брать и рецензии, и авторские тексты в Фейсбуке. Да, многие из этих отзывов, примерно половина, негативные. Что там только ни увидели, в этом фильме. В частности, прямые аллюзии на сегодняшний день. Все началось с известного кинокритика Антона Долина, который написал, что «Союз спасения» - это такая современность, одетая в костюмы эпохи декабристов.

Почему реакция была именно такой? Думаю, что причин тут несколько. С одной стороны, фильм снят при участии Первого канала, который считается провластным, один из продюсеров фильма – Константин Эрнст. Либеральные критики априори уверены, что ничего другого, кроме осмеивания тех, кто выходит сражаться против власти, Первый канал выдать зрителю не может. Вектор такого отторжения как раз и был определен рецензией Долина. И дальше большинство критиков, которые дали отрицательный отзыв о фильме, перепевали в той или иной мере эту точку зрения. Однако все не так просто. Я знаю многих либерально настроенных людей, даже принимавших участие в разного рода протестах, и вообще несогласных, которым фильм очень понравился.


Я знаю многих либерально настроенных людей, даже принимавших участие в разного рода протестах, и вообще несогласных, которым фильм очень понравился. 
Они защищали фильм, говорили о том, что политика отдельно, а кинематограф все-таки отдельно. Мне лично фильм понравился. Он совершенно не сводим к политической агитке, монархическому блокбастеру. И, конечно, декабристы в этом фильме совершенно не похожи на современных либералов, выходящих на митинги.

– О чем этот фильм?

– Главная идея – взаимоотношения власти и мыслящей интеллигенции, конфликт между ними. Показан трагизм ситуации, когда власть и интеллигенция не находят общего языка. Там нет выводов, кто хороший, а кто плохой. Там каждый хорош по-своему. Фильм рассчитан на то, что каждый зритель, посмотрев его, может соотнести себя с любым из героев. С императором, с Муравьевым-Апостолом, с Пестелем, с Оболенским, с Каховским, с генералом Милорадовичем. Там подобраны прекрасные артисты, красавцы, и вот – выбирай любого красавца. Не подсказывает фильм какого-то однозначного, заранее заданного вывода. Кроме того, мне лично очень близка заложенная в фильме просветительская идея.


Последствия этого фильма выходят за пределы рецензий. Фильм уже не идет в кинотеатрах. Но градус общественного обсуждения очень высок даже сейчас. Я знаю, что очень серьезно этот фильм воспринят и студенческой средой, и старшими школьниками. Студенты чувствуют потребность обсудить, что это было, кто там прав, кто виноват. Я знаю, что молодые люди берут серьезные книжки, опубликованные источники и исторические сочинения. Обсуждение идет на очень серьезном уровне. И это меня радует, конечно.

– Ожидаете каких-то интересных идей от студентов? Вы примерно представляете их реакцию?

– Я даже представить не могу их реакцию. Поскольку идут такие жаркие дискуссии в соцсетях, здесь может быть все что угодно. И новые идеи могут быть выдвинуты, и критика. Посмотрим. Я постараюсь – если смогу – прокомментировать историческую основу фильма.


Некоммерческий фильма «Союз спасения» пройдет в РГГУ 26 февраля в 16:00. 

В 18:30 зрители смогут обсудить фильм с Оксаной Киянской.

Анонс


Нынешний 2020 год – год 75-летия победы в Великой Отечественной войне, масштабное событие для всей России. Но это вторая Отечественная война. У нас ведь была первая Отечественная война 1812 года, результат которой отчасти проявился и в восстании декабристов на Сенатской площади в 1825 году. Почему сейчас мы про войну 1812 года практически не вспоминаем?

– Есть серьезные причины. Любая идеология строится на противопоставлении добра и зла. Фашизм – абсолютное, беспрецедентное зло. Если же говорить о войне 1812 года, здесь не все так однозначно. Наполеон, конечно, захватчик – но к этому его роль в мировой истории и культуре несводима. Он был наследником идей Французской революции. Россия не только воевала с Наполеоном, но и многому училась у него. И отношения с Наполеоном не всегда были враждебными. Был Тильзитский мир, было братание двух императоров, многократно отраженное в документах, в литературе, в исторических работах. Кроме того, в русской культуре начала ХIХ века был культ Наполеона как романтического героя. Героя сильного, храброго, смелого. Пушкина, помните? «Мы все глядим в Наполеоны». Иными словами, русские люди, даже победив коварного корсиканца, не воспринимали его как абсолютное зло. И поэтому он мало чем может помочь в построении государственной идеологии.


В русской культуре начала ХIХ века был культ Наполеона как романтического героя. Героя сильного, храброго, смелого. Пушкина, помните? «Мы все глядим в Наполеоны». Иными словами, русские люди, даже победив коварного корсиканца, не воспринимали его как абсолютное зло. И поэтому он мало чем может помочь в построении государственной идеологии.

Вы считаете, что студенты, которые к вам приходят, хорошо знают историю?

– У нас все общество плохо знает историю. И студенты плохо знают историю. Но это не только российская беда. Я преподаю за границей и вижу, что там студенты тоже совершенно не знают историю. И про Вторую Мировую войну мало что знают, и про Первую. Сейчас вообще время упадка гуманитарных наук во всем мире. Закрываются исторические кафедры, сокращается финансирование соответствующих направлений исследований. И в России, и в Америке, и в Европе происходит, к сожалению, одно и то же. Если на гуманитарное знание и гуманитарное образование не обратят внимание люди, которые имеют власть и деньги, последствия для будущих поколений будут просто катастрофические.

– В чем глобальный смысл изучения истории?

– История учит только тому, что ничему не учит. Бесполезно изучать историю, чтобы вычитывать какие-то рецепты, как нам жить сегодня.



– Мы все равно ходим по кругу?

– По кругу-то мы ходим, но круг у каждого свой. Что такое история? Историк пишет на какую-то тему. Он все равно описывает свое время и свой жизненный опыт. Я вот написала биографию Павла Ивановича Пестеля. Понятно, что я стремлюсь к объективности, сравниваю документы, делаю какие-то выводы Но я историк, преподаватель, я женщина, живу в ХХI веке. Герой, о котором я пишу – мужчина, офицер начала ХIХ века, участник войны, руководитель политического заговора. И различия – исторические, профессиональные, гендерные, возрастные – в любом случае не дадут мне до конца понять героя.

– Мы сейчас разговариваем с вами в Институте Массмедиа РГГУ. Одна из сфер ваших научных интересов история отечественной журналистики. Как вы оцениваете текущее состояние журналистики?

– Ситуация в журналистике очень тяжелая. Но журналистика – это всегда зеркало общества. Говорят, что современные журналисты врут. Конечно, врут. Но когда журналисты не врали? Они и при Пушкине врали: вспомним Греча и Булгарина. И потом врали. Но, с другой стороны, врут не только журналисты. Кроме того, каждый – и журналист, и просто гражданин – имеет право на свое мнение, и это мнение не обязательно должно совпадать с мнением кого-то другого.


Каждый – и журналист, и просто гражданин – имеет право на свое мнение, и это мнение не обязательно должно совпадать с мнением кого-то другого.

Чем, на мой взгляд, отличается хороший журналист от плохого? Журналист может иметь какие угодно убеждения, свободно высказывать их. Если же журналист сознательно врет, и притом врет за деньги, то такого журналиста как профессионала лично для меня не существует. Самое важное для тех, кто учится на журфаках, в том числе и на журфаке РГГУ, - это найти такую работу, где врать за деньги не придется, где мнение редакции будет совпадать с мнением сотрудника.

– Что для журналиста страшнее, цензура или самоцензура?

– Самоцензура страшнее. Потому что липкий страх пронизывает человека. Самоцензура гораздо разрушительнее действует на журналистику, на культуру, на литературу, чем официальная грозная цензура. Как говорится, нет на свете печальней измены, чем измена себе самому…

Насколько качественно освещаются в нынешних российских СМИ темы культуры и истории?

– Во-первых, очень часто журналисты сами не очень культурные люди. У них нет достаточного образования, чтобы рассуждать о сложных вопросах истории и культуры. Во-вторых, опять-таки самоцензура. Третья проблема, конечно, многие из них не в ладах с русским языком. И все это вместе приводит к тому, что наши историко-культурные передачи (а я их смотрю) – за редким исключением – оставляют желать лучшего.

– И последний вопрос. Над чем вы сами сейчас работаете?

– Как раз фильм «Союз спасения» мои творческие планы перевернул. Я уже несколько лет не занималась декабристами, я – в соавторстве с Давидом Марковичем Фельдманом – написала несколько книг, посвященных советским репрессированным писателям и журналистам. Но сейчас, поскольку и меня засосало в эту воронку обсуждения фильма, в ближайших моих планах сделать обобщающую книгу о декабристах. Я думаю, что должна получиться книга не столько о декабристах, сколько о нас сегодняшних. Источниками книги будут, в частности, рецензии на этот фильм.


 Основные публикации Оксаны Киянской:

  1. Южный бунт: Восстание Черниговского пехотного полка (29 декабря 1825 - 3 января 1826)». М.: РГГУ, 1997.
  2. Павел Пестель: офицер, разведчик, заговорщик. М., 2002.
  3. Пестель. М., 2005.
  4. Южное общество декабристов: Люди и события. М., 2005.
  5. Очерки из истории общественного движения в России в правление Александра I. СПб., 2009.
  6. Правитель дел: к истории финансовой, литературной и конспиративной деятельности К.Ф. Рылеева. СПб., 2011 (совм. с А.Г. Готовцевой).
  7. Рылеев. М., 2013 (совм. с А.Г. Готовцевой)
  8. Очерки истории русской советской литературы и журналистики 1920-х-1930-х годов: Портреты и скандалы. М., 2015 (совм. с Д.М. Фельдманом).
  9. Декабристы. М., 2015.
  10. Южный бунт: Восстание Черниговского пехотного полка. 2-е изд., испр. и доп. М.: Форум, 2015.


Новость опубликована: 26.02.2020, последнее обновление: 28.02.2020 13:09:15

Персоналии в новости: