российский
государственный
гуманитарный университет

«Двойная» баронесса, поэт круга Марины Цветаевой, сестра поэта Анатолия Штейгера, - так можно обозначить некоторые главы повествования о жизни почти неизвестной в России Аллы Сергеевны Головиной (1909 - 1987).

Устранить эту несправедливость помогает архив. Головина не оставила завещания относительно него, однако зная о страстном желании поэтессы быть прочитанной в России, ее супруг, барон де Пелиши, безвозмездно передал архив из Брюсселя в Российский государственный Гуманитарный университет в надежде, что архив не только обретет надежную крышу, но и послужит делу дальнейшего воссоздания полной картины русской культуры.

Судьба архива драматична. Часть его уничтожила сама Алла Сергеевна, часть исчезла при невыясненных обстоятельствах. Таким образом сегодня архив представляет собой оригиналы стихотворений и прозы Головиной, некоторые эмигрантские журналы и сборники, документы, редкие фотографии: с самого детства жизнь дарила Алле Головиной встречи с людьми, имена которых навсегда вписаны в историю России.


Всё к сроку - первые стихи,
В бреду слетевшее объятье,
И эти бледные духи,
И ослепительное платье.
Всё к сроку. Но пропущен срок,
И в белых путаясь воланах,
Ты смотришь на седой висок
В стенах лучистых и стеклянных.
И с мертвым холодом в крови,
Такие завивая пряди,
Ты пишешь что-то о любви
В своей линованной тетради.
Всё о любви. Девичий сон
Уже не сладок и не страшен…
Но даже твой предсмертный стон
Любовной мукой приукрашен.

1936 - 1937


Шаги эпохи тяжелей,
Чужую жизнь обеспокоив,
Пусть свищут ветры из щелей
В бессонных лагерях изгоев.
Здесь не смыкали глаз ещё,
Не выходила смерь отсюда,
Здесь перебитое плечо
Привычно поджидает чуда.
Но близок час, когда с земли
Их увезут в ночи угрюмой
Серебряные корабли,
Неузнаваемые трюмы…
В последний раз они, томясь,
Пойдут покорно и без жалоб…
Но ангелы счищают грязь
С воздушных мостиков и палуб…
Земля дымком пороховатым
Покроется, но будет просто
Увидеть райский полуостров,
Сказать - Эдем; подумать - Крым…
Там над землянкой тишина,
И там выходит из окопа
Такая райская весна,
Трава такая Перекопа…

1935