22.09.2017

МАСТЕР-КЛАСС ДМИТРИЯ БЫКОВА

Студенты РГГУ привыкли, что все лекции и мастер-классы наши гости "читают". Но писатель Дмитрий Быков пришел в наш университет именно "разговаривать" о русской литературе 1917 года, потому что для него без диалога эта тема немыслима.


Свое выступление наш гость начала с того, что отметил несколько главных особенностей печатных изданий того времени:

- Более всего поражает количество рекламы. Причем рекламы двух видов – новых фильм, тогда это слово было женского рода, и средств борьбы с половым бессилием. Такое чувство, что почти весь Петербург, а вся провинция уж точно, были озабочены тем, чтобы посмотреть новую фильмовую мелодраму, а затем привести свою половую жизнь в соответствии с тем, что было там показано. Второй аспект, на котором я бы хотел остановиться, это - как оптимальный для журналиста modus operadi (лат. манера работы) в таких обстоятельствах как переворот. Потому что, как вы понимаете, современник практически никогда не может понять, что происходит. А вот зафиксировать свои ощущения либо с помощью дневника, либо с помощью фельетона, либо с помощью какой-либо экстраполяции о ближайшем будущем он может. Поэтому представление о России 1917 года у нас сегодня довольно плотное. И я должен сказать, что, к сожалению, состояние это было плачевное.

 

Продолжая свой рассказ о русской литературе, Дмитрий Быков сосредоточил свое внимание на 5 известных публицистах того времени: Питириме Сорокине, Василии Розанове, Леониде Андрееве, Максиме Горьком и Петре Губере, который известен под псевдонимом Арзубьев.


Также он упомянул некоторые характерные черты русской литературы 1917 года: гражданская война и ее отражение в публицистике, психологические проблемы авторов, нестандартные журналистские методы и весьма специфическое отношение к монархии и собственной истории.

- Мне как-то раз пришлось изучить очень много подшивок газеты «Речь». В ней работали два автора, которые мне нравились больше всего: Арзубьев, который верил в перспективы революции и переучреждение страны, и Губер, который писал с абсолютно консервативной позиции. Я ни об одном из них не слышал. Но Губера я знал. Он был известен своей работой "Донжуанский список Пушкина". О судьбе Арзубьева я ничего не знал, мне пришлось перелопатить много справочников. И какого же было мое изумление, когда я узнал… Что же я узнал? Что это одно и тоже лицо! Мы в русской литературе знаем такой пример: Розанов под псевдонимом писал антисемитские статьи, а под своим именем – довольно толерантные. Но факт заключается в одном: если вы хотите осветить противоречивое явление, то у вас есть один из способов это сделать – раздвоение личности. Позитивных ценностей нет, но можно описать две крайности, примерив их на себя. Губер, говорящий об ужасе большевизма, колоссально убедителен. Арзубьев, говорящий об ужасе царизма, еще более убедителен. 


В конце встречи писатель пожелал студентам прочитать романы "Аэлита" и "Гиперболоид инженера Гарина", чтобы познакомиться с самыми удивительными портретами Ленина в литературе, и выразил свою уверенность, что мы обязательно дождемся светлого будущего России.

Полный фотоотчет с мастер-класса можно посмотреть ЗДЕСЬ

Полная версия мастер-класса




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru