РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Алексей Венедиктов: «Я журналист, я свободный электрон»

Алексей Венедиктов: «Я журналист, я свободный электрон»

Опубликовано: 18.10.2019 |  Обновлено: 18.10.2019 18:45:35 |  Просмотров: 1129

Главная задача журналиста – уметь фильтровать информацию. О том, как это делать, студентам рассказал главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в ходе мастер-класса, который состоялся 18 октября в РГГУ.

Если лет десять назад найти информацию было сложно, то теперь она разлита в воздухе. Но как отличить важное от неважного, понять, что из этого фейк, а что правда? Однажды у меня был разговор с Владимиром Путиным. Я спросил, почему он не пользуется интернетом. Путин ответил: “Твой интернет – это сплошная манипуляция и дезинформация. А я должен принимать решения на основе точной информации, которая проверена и подписана товарищами в погонах. Если они будут мне давать ложную информацию – я погоны-то сорву”. Так вот, за последние время ситуация ухудшилась. Потому что умножаются носители информации и псевдоинформации, мы на них клюем и принимаем неправильные решения. Бороться с этим очень тяжело. Два года назад я дискутировал на эту тему с другим президентом, Александром Лукашенко, он предлагал встать плечом к плечу против этой мутной волны, но я ему сказал, что волна эта сомкнется за нашими плечами, потому что остановить ее нельзя. Но можно делать что-то точечно. Например, сотрудникам “Эха Москвы” я запретил пользоваться информацией из анонимных Телеграм-каналов. Сначала перепроверь, потом распространяй. Очень многие стали играться в Fake News - новости, специально сконструированные в чьих-то интересах. Ошибка – не имеет цели. Fake News - имеет всегда.

Я – автор тезиса о безответственности журналиста. Если у вас уже имеется проверенная информация, вы ее публикуете, невзирая на последствия. Есть, конечно, ограничения по закону – скажем, когда берут заложников: в этот момент информация становится разменной монетой за их жизнь. После истории на Дубровке все главные редактора подписали меморандум о том, что в случае захвата заложников мы немедленно связываемся с переговорщиками и только с их согласия публикуем информацию. Это единственное ограничение, которое существует и всеми соблюдается до сих пор.

Во всем остальном журналист должен быть безответственен. Всё равно не просчитать, какое решение примет на основе полученной информации тот или иной человек. “Эхо Москвы” каждые 15 минут слушают 124 тысячи людей, и каждый воспринимает услышанное по-своему. О какой ответственности тут может идти речь!

При подготовке материала профессиональный журналист пользуется тем, что я называю личным контактом. Медийный продукт можно создать при помощи интернета, не выходя из дома. Но это значит, что вы не эксклюзивны. Настоящий журналист помимо гугления ищет контакты с людьми, которые обладают знаниями. Перед тем, как взять интервью у Лукашенко по поводу возможного подписания нового союзного договора, я полетел в Минск, чтобы за ужином побеседовать с министром иностранных дел Белоруссии. Не под запись, просто чтобы понять кое-какие нюансы. Вчера я так же обедал с Сергеем Лавровым, после чего посмотрел на ситуацию с другой стороны, его глазами. И теперь я понимаю, в какую щель я прыгну в разговоре с президентом Белоруссии, понимаю разницу в интерпретации фактов и то, как я сам могу их преподнести.

Никогда не упрощайте, никогда не обходитесь Гуглом. Контакты с людьми, обладающими знаниями и принимающими решения, очень важны. Понятно, что они пытаются вами манипулировать, пытаются подсадить вам свое собственное видение – ну и что? Ваша задача – сравнивать, вас не должно обманывать их хорошее отношение. Я журналист, я свободный электрон! Для чего мы все это делам? Для вас. Мы в конкурентном поле, мне важно, чтобы вы доверяли “Эху” больше, чем, например, “Шансону”. Это мой бизнес, я покупаю доверие. Я не фантазирую. Я могу конструировать, но фантазировать – значит обманывать, значит, подталкивать вас к неправильному решению.

Журналист – не профессионал ни в чем. Не верьте тем, кто говорит, что вы должны танцевать, как Плисецкая, чтобы писать о балете. Полгода назад у меня в эфире был американский посол, мы обсуждали прекращение переговоров по ракетам малой и средней дальности. После эфира мне звонит Михаил Сергеевич Горбачев и говорит: “Леша, ничего ты не понимаешь в этих ракетах. Приезжай, я тебе объясню”. Я приехал, и он мне прочитал лекцию о том, чем важен этот договор и почему его опасно расторгать. Теперь я, кажется, эксперт. Я это к тому, что некоторые знания можно получить только от людей, которые являются их уникальными обладателями.

Сделать интервью – это важно. Но если вас принимают в закрытую, для того, чтобы вас отбрифинговать, просто что-то вам объяснить, это зачастую еще более важно. Тогда на следующем интервью ваши вопросы станут осмысленны и вы не будете выглядеть клоуном.

Я, например, не понимаю природы YouTube, но я осознаю, что это мощный информационный носитель, потому что сейчас картинка начинает догонять слово. Не так важен текст, как картинка, образ. Образ ведет к смыслу, а не наоборот. Правильно подобранное изображение или интонация ведет к смыслу. Мы имеем полный передел потребления слова, и лет через пять вы поймете, что с текстом надо работать совсем по-другому. Клик не является поддержкой, он является сущностью. Создайте образ, и к вам придут. Это революция в коммуникациях, которую надо не проспать». Также студентов интересовало, как создать собственное СМИ, какими качествами должен обладать главный редактор, надо ли навязывать аудитории свое мнение, должен ли журналист идти на сделку с совестью, чем измеряется качество журналистского материала, как добиться того, чтобы СМИ было прибыльным, влияют ли акционеры на редакционную политику.