23.12.2017

ПРОЩАНИЕ С АРСЕНИЕМ РОГИНСКИМ

Сегодня в Москве прошло прощание с Арсением Рогинским (30 марта 1946 г. - 18 декабря 2017 г.) - историком, правозащитником, общественным деятелем, председателем правления общества “Мемориал”.


Дорожка из зажженных свечей ведет к открытой двери в доме на Каретном Ряду, около которой стоят припорошенные снегом люди. Небольшой зал «Мемориала» наполнен людьми в черном, цветами и скорбью. Скорбью по человеку, чей уход – потеря не только для правозащитного движения, но и для всего гражданского общества России.


Многочисленные друзья и коллеги произносят прощальные слова. Кто-то сравнивает его с Пришельцем из повести Евгения Шатько «Пришелец-73», мол был он такой же «несоветский», отличный от остальных. Люди в зале, соглашаясь, кивают и слегка улыбаются. «Он хотел бы, чтобы мы сегодня больше улыбались, говорили что-то теплое, хорошее», - произносит в своей речи Татьяна Косинова, главный редактор Сogita.ru.

«Арсений Рогинский – человек широкий и не сводимый к какой-то одной функции. Наверное, именно эта его широта, принятая самой русской историей, с которой он знакомился, будучи любимым учеником Юрия Михайловича Лотмана в Тартуском университете, вот эта широта охвата, широта понимания того, что нет людей второстепенных, нет тел второстепенных – это и есть его главное содержание. Поэтому «Мемориал» - это важнейшее, но отнюдь не единственное дело его жизни. Будучи историком, не только по профессии, но и по мерам восприятия, он не замыкался на истории, его вполне можно назвать правозащитником. Являясь мемориальцем, он способствовал и существованию сообществ разных организаций, отнюдь не замыкаясь на своей собственной. И понимая, что противостояние губительно, способствовал развитию всего гражданского сектора в России последние лет 30. И люди, находящиеся в разных частях этого гражданского сектора, наверное, просто не знают, что он делал в других областях. Именно поэтому значение Арсения Борисовича, значение таких людей как он, оно осознается постепенно, будет осознаваться постепенно, так же как и его действия, поступки.

Он не привык быть героем, не привык оставлять надписи о своем существовании и своем жизненном пути. Как историк, он понимал, как нелепо выглядят подобные усилия. Теперь это наша задача, задача тех, кто остался, понять, кем он для нас всех был. Феликс Кривин, грустный мудрец, как-то заметил, что Рогинский был для нас всех общим множителем. А эти слова обычно произносят, когда кого-то выносят за скобки», - поделился с нами Александр Черкасов, член правления правозащитного общества «Мемориал».

Арсений Борисович до последнего дня продолжал участие в деле «Мемориала», а сотрудники "Мемориала" сделали все, чтобы Рогинский не уходил из наших жизней. На втором этаже, в музее, скромно притаились два столика. На одном разложены фотографии Рогинского: черно-белые и цветные, портретные и групповые, старые и новые. Каждый посетитель мог взять любую себе, мог взять сколько захочет - так Арсений Рогинский останется с ними. На другом - синяя книга, на обложке - тоже фотография Арсения Рогинского. Все, кто не успел сказать слова прощания вслух, могли оставить свои соболезнования на этих страницах.


Все говорили и писали одно: про невероятное человеколюбие, отвагу и скромность Рогинского. Про то, что он любил людей, а они - любили его.

Репортаж Феодоры Благодатских, Полины Палициной, Елизаветы Сербской.



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru