российский
государственный
гуманитарный университет

Новости   Новости
16.03.2018

Лекция украинского академика П.П. Толочко «Откуда пошла Русская земля»

13 марта 2018 года в РГГУ состоялась лекция известного украинского историка, академика Национальной академии наук Украины, иностранного члена Российской академии наук, доктора исторических наук Петра Петровича Толочко. В рамках лекции академик Толочко представил подготовленный под его редакций труд «История Украины. VI–XXI века» (К.; М.: «Киевская Русь»; Кучково поле, 2018). В этой книге авторы предприняли попытку объективно, на широком документальном материале, показать историю Украины, уйдя от конъюнктурной идеологической одномерности. Украинский народ представлен здесь не как жертва чужеземных покорителей, но как народ-созидатель, полноправный субъект отечественной и мировой истории, сыгравший большую роль и в создании российской государственности и культуры.

IMG_6656.JPGIMG_6413.JPG

«Мы очень гордимся тем, что Петр Петрович Толочко выступает сегодня в Российском государственном гуманитарном университете, - отметил в приветственном слове исполняющий обязанности ректора РГГУ А.Б. Безбородов. – Особую благодарность за организацию этого визита следует высказать коллективу Института стран постсоветского зарубежья РГГУ и его директору, члену-корреспонденту Российской академии наук Ефиму Иосифовичу Пивовару».

IMG_6403.JPGIMG_6422.JPGIMG_6454.JPG

«То, что Петр Петрович нашел время выступить перед нами, для нас большая честь, - подтвердил президент РГГУ Е.И. Пивовар. - Ученые, которые занимаются историей нашей страны в целом и историей Украины, историей Древней Руси, прекрасно знают этого человека по его трудам и археологическим достижениям. Петр Петрович возглавил коллектив авторов, который подготовил беспрецедентный, вышедший уже втором издании труд «История Украины». Я имел счастье познакомиться с этой работой. Она, бесспорно, отличается в гораздо лучшую сторону от многих работ по истории Украины, которые сейчас публикуются и в далеком Зарубежье, и в самой Украине, и даже в Российской Федерации. Это очень взвешенный и очень спокойный, глубоко заинтересованный рассказ об истории украинского народа и самой Украины.

IMG_6491.JPGIMG_6539.JPG

Петр Петрович активно участвует в общественной жизни не только Украины, но и нашей страны. Я неоднократно встречался с ним на разных площадках, в Москве и в других городах России. Он является подлинным патриотом Украины, и своими действиями активно способствует сохранению и укреплению многовековой дружбы между российским и украинским народами. Сегодня это особенно важно. Конечно, это научная работа, образовательная, она во многом адресована студентам. Но вместе с тем она имеет и политическое звучание в условиях современной политической жизни, которой мы являемся свидетелями. Поэтому обращение к научному сообществу с подобной темой весьма актуально».

IMG_6542.JPG

«Две заявленных темы – “История Украины” и “Откуда пошла Русская земля” – тесно взаимосвязаны между собой, - с этих слов начал свое выступление П.П. Толочко. – Мы имеем общую историю, которая может быть осязаемо прослежена начиная с шестого века. Виртуальный образ нашей общей отечественной истории представляется мне как некое дерево, родословная восточно-славянского мира. Корневище – это 12 или 13 восточно-славянских княжеств, племенных объединений 6-9-го веков. Ствол – это Русь, русская земля или Киевская Русь. После монгольского нашествия мы разветвились на три народа, три ветви: Малая Русь,  Белая Русь и Великая Русь.  Это дерево показывает, фактически, квинтэссенцию моей научной работы, всё, к чему я пришел.

Сегодня я немного расскажу об этом корневом периоде нашей истории, о том, откуда пошла русская земля. Летописец Нестор, который в начале 12-го века создал «Повесть временных лет», поставил два вопроса: “Откуда есть пошла русская земля?” И “Кто в Киеве начал первее княжити?”. В другом варианте – не “в Киеве”, а “в ней”. Для летописца было очевидно, что Русь и Киев – это тождественные понятия. Вопросы чрезвычайно сложные, я не знаю, удалось ли Нестору на них ответить, но последующие летописцы немножко затемнили эту проблему, и оказалось, что Русь каким-то образом связана с варяжским миром. В статье 862-го года  летописец Нестор пишет, что славени, кривичи и чудь послали варягам приглашение на княжение: “Приходите и правьте нами, потому что страна наша обильна, а порядка у нас нет”. Эту традицию в Украине мы, к сожалению, блюдем до сегодняшнего дня. Мы тоже говорим нашим американским и европейским друзьям – приходите, потому что у нас порядка нет.

В том летописном рассказе говорится, что, с одной стороны, те, кто приглашал, называются русь, славени и кривичи, с другой стороны, тех, кого приглашали – “посылаше за море къ Варягомъ къ Руси”. Очевидно, здесь сказались уже последующие обработки первичных летописных текстов. Мы знаем, что летопись многократно редактировалась в 12-ом веке, поэтому произошла путаница. Но о том, что Русь, русская земля стала субъектом международного права, международных отношений, впервые отчетливо сказано в летописной статье 852-го года. Это широкое историческое полотно, в котором говорится “начаша Михаил царствовать” (Михаил - это император Константинопольский, начал царствовать в 842-ом году), и “начаша прозывати Русская земля”. Летописец поставил эти события в один ряд. И это свидетельствует о том, что во времена царствования императора Михаила III Русь уже вышла на международную арену.

IMG_6468.JPGIMG_6616.JPG

Споры норманистов и антинорманистов когда-то были очень острыми, мы то отказывались от их точки зрения, то безоговорочно признавали… Сегодня этот вопрос так остро не стоит. Естественно, в нашей истории были норманны, были варяги, но к этому мы сейчас относимся спокойно, поскольку никакой пришелец не может создать то, чего бы не восприняло местное общество. И еще до прихода на берега Волхова, а затем Днепра, варягов с Севера Русь уже формировалась в среднем Поднепровье. О ней говорят арабские источники, Хандербег говорит о славянах и руссах, руссы – купцы, подразделение славян. Они называют Понское (ныне Черное море) морем руссов и болгар, и это очень перекликается с нашей летописью. Летописец пишет, что Днепр втекает “шестью жрелами” в Понское море, которое “словеть русское”. Независимо друг от друга арабский источник середины 9-го века и русский летописец, который, конечно, этих источников не читал, передают один и тот же смысл: что море известно как “море русское”.

Связь руссов с Югом очень четко прослеживается в византийских источниках. Когда византийские авторы пишут о руссах, то они через черточку называют их скифами (скифы или тавро-скифы). А скифы или тавро-скифы – это более ранее население нынешнего юга Украины, да и России тоже. Когда Святослав Игоревич пошел походами на Дунай, заключая договора и перемирия, то в византийских источниках его воинство называется “Русь” и “скифы” или “тавро-скифы”. Ни о каких варягах или норманнах здесь речи нет. О том, что Русь южного происхождения, говорят и наши летописные источники. Я  приведу несколько примеров.

Когда Ярослав (еще не Мудрый, но Ярослав Владимирович) шел из Новгорода в Киев на княжение, на встречу ему вышел Святополк, его брат, они сразились под Любичем на севере Черниговской губернии. Летописец говорит, что Ярослав вышел из Новгорода “поимя тысячу варягов и четыре тысячи славен, кривечей, чудей и других племен”, а Святополк из Киева выступил к Любичу “поимя русь и поляни”. Это полянское племя, в летописи говорится “поляне иже ныне зовомая русь”. Получается, что идет с Севера Ярослав и у него руси нет, а с Юга к нему на встречу выступает Святополк с русью. Потом, когда Ярослав побеждает Святополка и идет в поход на Польшу, на польского княза Болислава, то эта русская дружина оказывается у Ярослава. Ярослав выступает с русью против польского князя, который был союзником Святополка и пытался вернуть того на Киевский престол. И затем в летописях, вплоть до 13-го века, существует двойственное понимание того, что такое “русь”. Русь в узком смысле – это Киев, Переяславль, Чернигов, родовая, ранняя Русь, и Русь в широком смысле – это все государственное пространство Руси от новгородского Севера до киевского Юга и от Карпат до Волховского междуречья. Оказывается, это огромная страна, полтора миллиона квадратных километров, ничего подобного не было в Европе. Поэтому, изучая проблему происхождения русской земли, я пришел к выводу, что  это явление среднеднепровское, и об этом написал в своей книге “Откуда пошла русская земля”.

IMG_6638.JPGIMG_6423.JPG

Русь - не славянское название, оно, скорее всего, иранское: об этом же говорили языковеды Абаев и Трубачев. Но поскольку здесь обитали иранские племена, сарматы, росы и роксоланы, то возможно, что это название каким-то образом перешло от инородных племен на славянские. Недаром летописец пишет “поляне, иже ныне зовомые русь”: значит, на каком-то этапе полянское племя, одно из 12-ти в моем корневом древе, переняло это название. И в 882-м году Олег пришел в Киев, он провозгласил Киев матерью городам русским. Если бы это название было северное по происхождению, то, наверное, надо было бы ожидать в том волховско-ильменском регионе распространения этого этнонима и политонима. Но оказывается, Олег приходит в Киев и провозглашает его матерью городам русским: Киев, не Новгород. Вот такое отношение было к этому названию, к этой местности.

Сначала Русь была пространством вдоль Днепра от Новгорода до Киева, и даже соседние племена не спешили войти в состав семейной федерации Рюриковичей. В 945-м году, когда древляне выступили против Игоря, а затем и против княгини Ольги, они убили Игоря, картинно разорвали между двумя березами, и отправили к Ольге гонцов с посланием: “Здесь мы вам князя русского убили”. Это выражение свидетельствует, что в 945-ом году древляне, которые обосновались совсем недалеко от Киева, себя еще не мыслили в составе Руси. Но постепенно это название распространилось на все территории, и сложилось большое государственное объединение – Русь. Династическая история Руси начинается уже в 10-м веке, когда Олег осуществляет походы на Византию в 907-911-х годах, а в 944-ом – и Игорь. В этот период политоним “Русь” уже имеет широкое распространение, послы заявляют “мы от рода русского”, а люди, которые приходят в Византию, называются  “люди русские”, “князья русские”. И с начала 10-го века, по существу, появляется государство с четким именем – Русь, на уровне межгосударственных отношений, с юридическим оформлением, если говорить о русско-византийских, русско-греческих договорах начала 10-го века.

Тут я поставлю точку и перейду ко второй части нашей встречи. Перед вами – книга под названием “История Украины. VI–XXI века”. Когда российские, украинские или белорусские историки начинают отслеживать исторический путь своих народов, то разногласия неизменно начинаются в корневище, среди восточно-славянских племен. Украинцы считают, что поляне, древляне, угличи, северяне – это украинские племена, белорусы считают, что белорусские племена – это дриговичи, родимичи, частично кривичи, а русские племена - это славени, вятичи и тоже частично родимичи. Это совершенно условно, тогда ни в сладком, ни в страшном сне никому из предков не могло присниться, что кто-то них будет русский, кто-то украинец, а кто-то белорус. Но сейчас, когда мы обрели независимость, мы очень жестко относимся к нашему общему населению и пытаемся его “растянуть по квартирам”.

IMG_6547.JPGIMG_6568.JPG

Мои разделы в новой книге – это “Восточно-славянские племена” и “Русь”, дальше идет средневековье и современность. Последние разделы подготовил наш коллега, киевский ученый, член-корреспондент Национальной академии наук: я с него душу вынимал, чтобы он описал послемайданное развитие Украины. Знаете, у нас Майдан получил романтическое название – «Революция достоинства». Я попросил его, чтобы он описал, какое же достоинство у нас получилось после этого Майдана. И он это сделал. Но в итоге мы все-таки закончили книгу на перевороте 2014-го года, а дальше уже не пошли. Подобной “мудростью”, впрочем, люди руководствовались во все времена. Помните, когда Алексей Толстой писал политическую историю Руси, он довел свое повествование почти до финала, а потом сказал: “Ходить бывает склизко по камешкам иным, о том, что очень близко, мы лучше умолчим”.

Тема книги - очень злободневная. Она стала заложником нынешних отношений наших народов. В Украине уже в третий раз переиначивают учебники, все время призывают к новому прочтению истории, уже изменили все до неузнаваемости. Оказывается, Русь – это не наше общее наследие, не наше общее достижение, а творение украинских князей, да и не была она большая,  в нынешних пределах административных Украины, до хутора Михайловского – это, дескать, была Русь, а все, что за пределами – колониальная ее периферия. Договариваются до глупости откровенной: мол, Владимир Мономах был украинский князь (это 1125-е годы), а его сын Юрий Долгорукий и внук Андрей Боголюбский – это уже москали, русские князья. Но не может такого быть, чтобы в одной семье отец принадлежал к украинцам, а сын считался русским человеком.

Таких моментов, где трактовка совершенно иная, в нашей украинской истории чрезвычайно много. Это и более поздний период, например, времена Богдана Хмельницкого и Алексея Михайловича, когда произошла Переяславская рада и мы стали жить в одном государстве. Оказывается, была не наша, не украинская инициатива, не Богдана Хмельницкого и его старшины, а была это инкорпорация царя Алексея Михайловича и его окружения, имевшая целью втянуть украинцев в свою орбиту. Мы знаем, что почти полстолетия делегации шли в Москву из гетманских столиц Украины и просились под высокую царскую руку, но это не принимается в расчет, поскольку на Переяславской раде не был принят никакой юридический акт. Но на Переяславской раде никакой акт и не предусматривался! Юридические акты были приняты раньше, когда Богдан Хмельницкий подал прошение принять под высокую руку войско запорожское (тогда так называлась Малороссия). И было решение Земского собора в октябре 1653-го года – принять под высокую царскую руку. А Переяславская рада – это уже присяжной акт, ратификационный, это “подтверждение народом”. Кстати, легитимность этой рады была чрезвычайно высока, посольство Бутурлина было не только в Переяславле, но затем объехало 182 полковых и сотенных городков Украины, где произошли подобные присяжные акты. Ничего подобного раньше не происходило: когда была Люблинская уния, когда часть территории нынешней Украины вошла в состав Речи Посполитой, никто наших предков и не спрашивал, включили, да и всё. Здесь же были соблюдены все юридические нормы. Было прошение, было решение и было народное волеизъявление.

IMG_6455.JPGIMG_6474.JPG

Но сегодня это трактуется совершенно по-другому. По-другому оценивается и наше социалистическое прошлое. Оказывается, украинцы никогда не помышляли о социализме, а его  им на штыках принесли большевики из Москвы, так называемые орды Муравьева пришли и водрузили этот социализм. На самом деле дело обстоит совершенно не так. Социалистами были даже отцы-основатели Украинской народной республики – и Петлюра, и Грушевский, и Винниченко. Винниченко потом в иммиграции, в своих воспоминаниях, признавался, что мы потерпели крах не потому, что пришли какие-то орды с Востока, а потому что народ нас не поддержал. Эти моменты сегодня умалчиваются, уходят на второй план. Я уже не говорю о совсем недавних событиях, таких, как Великая Отечественная война. Она у нас уже не Великая, и не Отечественная, она у нас просто война Сталина и Гитлера в худшем варианте, в лучшем - это война России и Германии, а Украина была в нее втянута непонятно почему и как. Хотя как же она не наша, если война черным смерчем прошла по украинским землям дважды! Первый вал, который прокатился до Волги и  обратный, который катился уже на Запад. Война, которая забрала шесть миллионов украинских граждан, оказывается, не наша! Как же так?

Мы постарались в этой книге показать историю в ее полном, контраверсионном изложении. Мы не обошли ни один спорный момент, ни один факт, который сегодня вызывает в Украине раздражение многих. Но мы попытались максимально дать ему академическую оценку. Например, голодомор. Голодомор действительно был, он забрал несколько миллионов жизней украинцев, но он же был и на Кубани, и в Поволжье, и в Северном Казахстане. Все зерносеящие регионы потерпели катастрофу в начале 30-х годов. Не может же такого быть, чтобы точечно голодомор уничтожал украинцев, а русских или евреев, или других щадил. Все народы, которые были в составе Советского Союза, испили эту горькую чашу. И мне кажется, даже грешно как-то подчеркивать, что нам украинцев жалко, а других вроде бы и не жалко, потому что они не наши.

Поэтому мы такие вопросы решили показать объективно. Это второе издание, первое было издано в Киеве и называлось “Очерки истории”. Нынешний труд издан в Москве, издательством “Кучково поле”, Эдуард Георгиевич Кучков взял это на себя. Мне представляется, что нарратив, который мы создали, будет интересен и для русского читателя. Особенно для читателя, который уже имеет представление о том, как у нас умеют искажать и лицевать исторический процесс.

IMG_6601.JPGIMG_6479.JPG

У нас на Украине есть термин “новое баченье” - новое баченье истории, новый взгляд. Я говорю: это не новое баченье, а новое выбаченье, новое извинение. Мы каждый раз по-новому смотрим и каждый раз извиняемся. Но история – достаточно точная наука, объективная, и как бы ее не пытались приспосабливать на разных этапах к политическим конъюнктурам, к политическим ветрам, я думаю, всегда правда историческая пробьет занавес вымысла. Мы приложили все силы для того, чтобы этот наш томик был как можно более объективным».

По завершении лекции П.П. Толочко ответил на многочисленные вопросы аудитории.

Вопрос:

Стоит ли заниматься критическим анализом летописных источников и как это делать, на ваш взгляд?

Ответ:

Первое правило ученого – ничего не принимать на веру, и я так учил всю жизнь своих аспирантов. Существует какая-то точка зрения – а ты посмотри, может быть, она не совсем обоснована. У меня даже возникло некое охлаждение отношений на этой почве с моим московским руководителем, академиком Б.А. Рыбаковым. Он считал, что после 1132-го года Русь распадается на 14-15 княжеств-королевств, независимых государств. Я не был согласен с этой точкой зрения и полагал, что Русь продолжала свое существование вплоть до разгрома монголо-татарами. Она была своеобычной и не укладывалась в понятие государственности нашего времени, она была некоей «семейной федерацией» - в Киеве сидит великий князь, а во всех удельных княжествах – его же родственники, братья, племянники, сватья. И тенденция нашей отечественной историографии, которая началась с Михаила Николаевича Карамзина, - поиск времени распада Руси – показалась мне непродуктивной. Одни определяли Распад 1054-м годом -  временем смерти Ярослава Мудрого, другие – 97-м годом, когда в Любиче произошел междукняжеский съезд и было сказано: «Каждый да держит вотчину свою».  Рыбаков сказал – нет, это произошло в 1132-м году, после смерти Мстислава Великого. Еще один рубеж Распада – 1169-й год, взятие Киева войсками Андрея Боголюбского. Ключевский же сказал, что это было в начале 13-го века. Мне показалось, что сама множественность этих рубежей является хорошим аргументом против распада Руси. Потому что если исследователи не могут найти рубеж распада, то, наверное, его объективно не было. И когда я писал докторскую диссертацию «Киевская земля», я эту идею провел. Мне это дорого обошлось: докторскую я пять лет не мог защитить. Но я считаю, что критический анализ очень нужен. Еще один пример: у меня сын работает в той же проблематике, и практически одновременно у нас вышли монографии. У меня – «Откуда пошла русская земля», а у него – «Начало русского государства». И у нас не совпали точки зрения. Я считаю, что это хорошо. Потому что если бы совпала точка зрения, то один из Толочко был бы не нужен. История рассудит, кто ближе к истине. Ничего на веру не принимайте, все подвергайте сомнению. И тогда получится научная работа.

Вопрос:

Я киевлянка, и однажды, когда я вернулась домой, мне поставили в упрек, что я говорю, что приехала не «в Украину», а «на Украину». У Вас промелькнула та же фраза. Как Вы к этому относитесь, почему такое острое восприятие этого предлога?

Ответ:

Это всего лишь вопрос терминологии. Давно известно, что о терминах не спорят, о них договариваются. Лично я послезавтра вернусь «на» Украину. Слово «Украина» - географического происхождения, это окраина. Когда-то эти земли находились между несколькими крупными государствами: между Великим княжеством Литовским, Великим княжеством, а затем и царством Русским, и Польшей. И когда черниговский полковник получил распоряжение гетмана выступить на окраину на защиту рубежей, то сначала откозырял, а потом спохватился: на какую именно окраину? Была окраина польская, литовская, российская… Так что поедем мы с вами «на» Украину.

Вопрос:

Сегодня многие говорят о том, что необходим единый учебник истории, поскольку историю необходимо видеть под одним углом. Как вам кажется, какая модель может быть применима при обучении истории в школе, чтобы дети учились видеть историю правильно, уметь анализировать, интерпретировать, чтобы это способствовало личностному развитию, а не появлению штампов и стереотипов?

Ответ:

Это проблема не сегодняшнего дня. Комиссия российско-украинских историков, которую со стороны России возглавлял академик А.О. Чубарьян, пыталась в свое время прийти к согласию, выработать какие-то канонические принципы исторического прошлого. У меня нет полного убеждения, что это продуктивно. Мне казалось, что нужны какие-то разномысленные варианты, потому что – это ж не Библия, не Священное писание. Но когда я вижу, как сегодня появляется абсолютно канонический единомысленный учебник истории в Украине, в котором только одна точка зрения – бендеровцев, националистов – современных героев Украины, почти канонизированных и церковью, и общественным мнением, – я не смею ничего сказать. Если ты отрицаешь голодомор – можно получить наказание. Я думаю, что история – это не Библия, и очевидно, какая-то общая тенденция, в которой историки пришли к согласию, должна быть выдержана, но мы должны и выявлять, и обсуждать какие-то разночтения нашего взгляда на историческое прошлое.

Вопрос:

Я занимаюсь украинской диаспорой, украинской миграцией. У меня и моих коллег периодически возникает вопрос: применительно к какому веку, к какой эпохе мы можем говорить уже о существовании украинского этноса и, соответственно, о формировании украинских диаспор?

Ответ:

Я бы не считал, что формирование украинского этноса сильно по времени расходится с формированием русского или белорусского этноса. Мне кажется, что это – явления одного порядка, стадиально очень близкие и связанные друг с другом. Причем все это произошло не в одночасье. Когда разные части территории единого древнерусского государства были разорваны, часть ушла к Великому княжеству литовскому, часть – к Польше, а часть – к России, где формировалось русское централизованное государство. На диалектных племенных особенностях постепенно начали вызревать языковые различия. Это происходило не быстро. Например, в Греко-латинской академии учились по учебнику грамматики Милетия Смотрицкого, написанному в 1619-м году. Значит, недалеко мы еще тогда разошлись. И церковнославянский язык был еще той скрепой, которая держала это единое наше культурно-этническое пространство. Украинцами – в том варианте, в котором мы сейчас себя знаем – мы можем считать себя с конца 18-го – начала 19-го века. Украинскую нацию сложил Иван Петрович Котляревский, которого поэт Шевченко называл своим батькой. Этнические процессы никогда не имеют завершения, они всегда в динамике. Мы не знаем, что будет через 100 лет, - наверное, предшественники Пушкина, которые говорили на языке, близком к церковнославянскому, тоже не думали, что однажды в будущем появится такой отец русской поэзии. Эти проблемы только в наше время – время нестроения между Украиной и Россией – получают какое-то политическое звучание, а в целом это вопросы, в которых надо спокойно разбираться, и никому не будет обидно, что Украины в том обличье, в котором она есть, не было в 17-м, 16-м или 15-м веке. Ваш крупный филолог Трубецкой в свое время показал, что русская речь сформировалась на древнерусском и церковнославянском варианте киевского языка. И от этого никому не стало плохо, правда?

А украинская диаспора начала формироваться как раз в 17-м веке, когда царь Алексей Михайлович переселил в Воронежскую губернию Черниговский полк в 107 человек казаков с семьями. И сейчас наши национально озабоченные ребята говорят – так то ж наша земля. Я им отвечаю – это непорядочно: вас приютили в 17-м веке, вам дали кров и все остальное – а вы теперь претендуете на эту землю. И еще одно я вам скажу: в 1649-м году в Белгородскую губернию переселился брат Богдана Хмельницкого Григорий с семьей, это 7 человек. Он имел переписку с Алексеем Михайловичем. Он ему написал, что несет службу так же, как и все остальные, но ему недостаточно внимания и жалования. Алексей Михайлович приказал положить ему жалование в 10 рублей, тогда как самое высокое было – 8. Ему дали сукно на костюм, дали деньги на строение. Так что проблема очень интересная.

Вопрос:

Каково, на ваш взгляд, современное состояние украинской археологической науки, которой вы профессионально увлекаетесь? Какие самые важные, громкие раскопки сейчас проводятся? И поддерживаются ли профессиональные связи с российскими археологами? Есть ли какие-то совместные проекты или задумки?

Ответ:

Состояние ее не очень блестящее. Государство у нас раскопки не финансирует, мы проводим раскопки на новостройках, проводим их в содружестве с иностранными исследователями – до недавнего времени это были и российские археологи, но сейчас это всё отпало. Археологическая жизнь продолжается, но она не такая масштабная, какой могла бы быть. Но мы поддерживаем очень тесные контакты с российскими археологами, с Институтом археологии РАН, я часто бываю на конференциях русистов. Поделюсь с вами одним случаем. Выступают на конференции представители Киева, Чернигова, Рязани, Новгорода, Владимира на Клязьме, - и каждый рассказывает, что он необычного нашел. Медальон, мол, пожалуй что похожий, но вот завиток там – такого завитка в Киеве нет. И я предложил: «Ребята, а давайте проведем такой эксперимент – всё, что вы накопали за один сезон, рассыпем на этом длинном столе и я все это перемешаю. И ни один специалист на белом свете не рассортирует это по городам – настолько была единая материальная культура Древней Руси вплоть до монголо-татарского нашествия». Мне представляется, что выявлять магистральное, общее, всё то, что нас объединяло – это задача археологической науки. Не искать завиток – бог с ним. Какое-то время со мной коллеги не соглашались, но сейчас – начали все больше и больше. И если бы мы эту тенденцию в археологической науке поддерживали и раньше, может, мы бы так не разодрались сегодня.

По завершении встречи экземпляр книги «История Украины. VI–XXI века» был торжественно передан в фонд Научной библиотеки РГГУ. От имени всего университета и.о. ректора А.Б. Безбородов и президент Е.И. Пивовар еще раз выразили академику П.П. Толочко большую признательность за его визит в РГГУ и увлекательную лекцию. «Ваш археологический пример очень показателен, - резюмировал Е.И. Пивовар. – Самое главное сегодня и всегда – это научное единство». 




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru