Новости - РГГУ.РУ
Новости
18.06.2017

Итоги коммуникационной площадки по обсуждению эффективного контракта

16 июня 2017 года в Зале Ученого совета РГГУ состоялась внеочередная коммуникационная площадка. Руководство университета подробно ответило на вопросы сотрудников, в первую очередь, касающиеся перехода на эффективный контракт, а также получения кампусных карт и хода приёмной кампании.

Модератором выступил ректор РГГУ Е.Н. Ивахненко. «Разумеется, после долгих, достаточно мучительных месяцев проработки эффективного контракта не удивительно, что остаются страхи, фобии, обоснованные и не всегда обоснованные опасения по поводу того, по какому принципу справедливости он будет реализован, - отметил Евгений Николаевич. - Мы считаем очень важной нашу встречу и постараемся ответить на наиболее животрепещущие вопросы. У комиссии остается возможность скорректировать формулировки в тексте контракта. И выстраивать нашу работу мы будем на основе согласия, консенсуса, понимания того, что мы все несем ответственность за судьбу нашего университета».

Вопрос: Я внимательно изучил все пункты надбавок, которые полагаются премиально. Например, одна из основных – это количество аудиторных часов. Указано, в частности, от 800 до 899 часов, за которые начисляются так называемые премиальные баллы. Что мне делать, если я как доцент по кафедре максимальную нагрузку имею на сегодняшний день, почти полную ставку, и такое количество часов не имеется вообще?

Ответ: У нас есть несколько факультетов, несколько отдельных структурных единиц, в частности, восточные языки, где нагрузка на ставку меньше. Это само по себе является определенным плюсом, и мы идем навстречу таким решениям. Полагаю, что вы не были огорчены, когда узнали, что на вашу ставку полагается не 800, а 750 часов. Для чего введена эта стимуляция, 900 часов? Мы прекрасно понимаем, что тот, у кого от 800 до 900 часов, имеет меньше возможностей реализовать научную работу. Поэтому для гармонизации этого процесса было принято решение добавить баллы тем, кому сложнее работать в сфере науки. Но есть еще категории, скажем, кафедры иностранных языков, где нагрузка очень велика, и мы должны подумать над тем, чтобы дать им больше баллов, потому что у них нет научных работ, нет шансов добирать стимулирующую часть.

Вопрос: Работаю долгие годы в РГГУ, пишу для своих научных целей какие-то статьи, заручаюсь прекрасными отзывами своих руководителей и коллег, и мне безосновательно, неоднократно, в наших изданиях отказывают принимать мои статьи к публикации. Вообще нет никаких возможностей. В чем причина?

Ответ: С мая нынешнего года производительность Издательского центра РГГУ увеличилась на порядок. Но для того, чтобы быть включенной в журнал «Вестник РГГУ», статья в любом случае должна пройти редколлегию. И если ее не включают, то проблема, скорее всего, не совсем в той плоскости, которую мы сейчас обсуждаем. Но мы постараемся разобраться.

Вопрос: Приходится собирать достаточно много документов, подтверждающих участие в каких-то мероприятиях, совершение каких-то действий. Можно ли продумать систему, которая позволит преподавателю упростить этот процесс, чтобы преподаватели не бегали и не собирали гору бумаг? Отработал человек – получил документ. Простая форма какая-нибудь. А уже впоследствии он этот документ сканирует и в электронном виде предоставляет в соответствующую группу.

Ответ: Вопрос типичный и очень правильный. Что касается учебной работы, в рамках эффективного контракта коллеги стараются накапливать как можно больше информационного материала относительно продвижения по баллам, собирать соответствующие обоснования. Малоприятная ситуация заключается в том, что к 20 июня весь массив документации, которая подтверждает стимулирующую часть, необходимо передать в соответствующую инстанцию, Леде Аркадьевне Сысоевой. Там соответствующие работы фиксируются и суммируются, а затем подключается финансовый блок. Мы понимаем, что к 20 июня это сделать тяжело, мало времени, идут ГИА, экзамены, и у сотрудников просто физически нет времени собрать весь объем документов. Но у меня к вам большая просьба, и это просьба наша общая – постараться к 20 июня предоставить эту информацию, куда следует, возможно, без полного объема подтверждающих материалов. Иначе мы до бесконечности будем высчитывать стоимость одного балла, и машина не заведется, не начнет работать. Это чрезвычайно важно.

Когда будут запущены личные кабинеты, станет гораздо легче, потому что все наши движения будут зафиксированы в личном кабинете. К этому сейчас перешли многие ведущие университеты, когда они, к примеру, после каждой конференции выдают сертификат участия. Возможно, нам тоже придется это делать, поскольку сертификаты участия, выступления с конференций как раз и являются основным официальным подтверждением научной эффективности сотрудника. Скорее всего, мы со следующего года тоже перейдем к таким формальным сертификатам.

О начислении баллов. В эффективном контракте возник прецедент, когда один из внешних совместителей набрал 160 баллов по эффективной части за счет сорока статей, каждая из которых одна-полторы страницы в энциклопедическом издании. Текст тексту – рознь, статья на 20 страниц в концептуальном серьезном научном издании и маленькая энциклопедическая заметка в одну страницу – не равноценны. И равноценными по баллам они быть не могут. Поэтому будет применен точечный подход к начислению баллов, проверке количества и качества этих баллов.

Вопрос: Первый этап -  эффективный контракт для ППС, он создан, он заработал, он подписан. Это действительно была очень большая и очень серьезная работа. Второй этап – эффективный контракт для прочих работников университета. И до конца года он тоже должен быть создан и подписан. Времени осталось очень мало. Как эта работа будет организована?

Ответ: Это коллективная работа с участием работников всех наших служб. Полагаю, пройдет не менее 5-6 промежуточных этапов, в ходе которых мы будем выстраивать саму структуру контракта. В состав комиссии войдут люди, которые отвечают за конкретные участки работы. Мы не обойдем ни одного человека, и не будет никаких произвольных решений.

Вопрос: Когда будет объявлен состав комиссии? Время отпусков уже вот-вот начинается, то есть, мы должны понимать рамки, сроки и прочее.

Ответ: Работа уже началась. Состав комиссии определен приказом ректора некоторое время назад. Эту работу координирует Татьяна Михайловна Омельчук – помощник ректора. Первые предложения, которые были внесены этой комиссией, нами уже рассмотрены, в целом, они очень разумные. Исходя из того, что каждое структурное подразделение не учебно-научного профиля, имеет вполне четкий фонд оплаты труда, будет легче действовать. К ноябрю-декабрю уже должна быть ясность по всем категориям: и академическому, и учебно-вспомогательному персоналу, и персоналу управленческо-административной части, которая находится под руководством Валерия Николаевича Казакова. Точно так же эффективный контракт распространяется и на проректоров, для них также будут выявлены соответствующие критерии оценки. Ректор оценивается по эффективному контракту со стороны Министерства образования и науки.

Вопрос: Насколько я помню, в 2015/16 учебном году итоги конкурса научных публикаций не подводились. Сейчас мы суммируем за текущий учебный год, правильно? Мы прошлый год вычеркиваем, нельзя ли его учесть как-то?

Ответ: По эффективному контракту учитывается всё за отчетный период, то есть, за текущий учебный год.

Вопрос: В дальнейшем предусмотрены полугодовые отчеты. Мне кажется, немножко коротковат промежуток с учетом инновационного характера научной работы, и несколько удивляет отсутствие сильных показателей индекса Хирша. Это как-то планируется учитывать/не учитывать? Это более стабильный показатель, который складывается не одним семестром, не одним учебным годом. Спасибо.

Ответ: Когда мы составляем научные карты сотрудников, индекс Хирша стабильно учитывается. Эффективный контракт показывает конечные публикации за отчетный период. Так же, как и количество, объем написанных печатных листов. У нас была очень серьезная дискуссия относительно того, что человек может написать текст, отдать в редакцию, но за отчетный период, допустим, текст не будет издан по не зависящим от исследователя причинам. В подобном случае следует просто приложить подтверждение из издательства, редакции журнала, что текст принят к публикации. Что касается индекса Хирша, то он является интегральным показателем публикационной активности исследователя и, безусловно, учитывается при составлении его научного рейтинга. Если научный работник за полугодие не успел что-то сделать, то он может предъявить то, что подготовил к печати. Реальный труд будет засчитан.

Принимаются такие показатели, как научная эффективность профессоров, докторов наук, кандидатов наук. С целью стимулирования научной работы принято решение о снижении объема часов до 800 для тех, кто в течении последних лет показывал высокие научные результаты.

Вопрос: В контракте указано, что учитываются монографии с аффилиацией РГГУ. Но очень многие издательства в принципе не дают сведения об авторе. Как быть в этом случае?

Ответ: Это действительно очень серьезный и принципиальный момент, потому что это условие обязательное. Мы столкнулись, например, с тем, что исследователь подал отчет – у него 44 публикации в энциклопедическом издании, а там стоит только его фамилия, без аффилиации РГГУ. Учитывать этот результат или нет? Если в РИНЦ автор зарегистрирован как работник РГГУ, то его публикации идут в плюс РГГУ и поэтому будут засчитаны. Следует помнить, что там, где есть возможность, необходимо показывать принадлежность автора к университету. Если автор не не показывает в РИНЦе свою принадлежность к РГГУ и не указывает на нее в публикации, то в этом случае она не засчитывается. Принадлежность к РГГУ автора публикации должна всегда обозначаться.

Существует мониторинг вузов, и чем больше мы набираем баллов в этом отношении, по публикациям, тем больше у нас возможностей финансирования, возможности получить большие цифры набора и т.д. Наши публикации связаны с финансированием вуза и с его возможностями. И поэтому в эффективный контракт заведены статьи, а не печатные листы.

Вопрос: Все подсчитывается по баллам, все должно быть сравнимо, все переводится в количественные вещи, но если у человека вместо нужного числа публикаций одна большая монография, то это привести к чему-то общему нельзя. Это, как говорят, будет учитываться. Если энциклопедические статьи крошечные, значит, мы принимаем решение о том, чтобы энциклопедические статьи не учитывались. А если она, скажем, на 7 листов? Такое тоже бывает. Значит, она учитывается? Значит, вместо того, чтобы механически подсчитывать все эти вещи, мы должны предполагать, что руководство будет их учитывать. А вот для этого учета уже нет никаких норм, правил, регламентации, цифры, баллов. И получается, что вся эта сложная учетная работа дальше покрывается сверху произвольным решением на глаз? Это очень странно.

Ответ: Ни одна формализованная система не может учесть все детали, о которых вы говорили. Более того, здесь, конечно, включается, человеческий фактор. Полагаю, что в комиссию, которая будет рассматривать научные результаты, будут включены люди из той структуры, которую вы, в том числе, представляете. И будут представлены определенные аргументы. Если это великая статья, возможно, имеет смысл вообще засчитать ее автора гением и платить ему по высшей планке. Мы готовы реагировать на хорошие публикации. Это в интересах университета.

Вопрос: Если премиальный фонд один и тот же, то чем больше люди заработают баллов, чем больше весь университет заработает, тем меньше стоит каждый балл. То есть, это анти-эффективная система, при которой чем лучше мы все вместе работаем, тем меньше мы все зарабатываем. Это в эффективном контракте, конечно, тоже очень удивляет. Извещать о перемене зарплаты следует за два месяца, а семестра всего четыре, значит, человек немного проработал и его нужно уже оценивать за этот семестр. А ведь семестр еще не закончился. Как такое может происходить?

Ответ: Вы как будто бы дезавуируете всю систему наделения баллов, когда говорите о том, что чем больше баллов, тем меньше стоит каждый из них. Смысл заключается не в том, что кто-то будет получать троекратные зарплаты, а в том, что тот, кто лучше работает, больше будет получать. Но фонд зарплаты остается один и тот же, никто его не урезает.

Вопрос: Для руководящего состава в эффективном контракте некоторому поощрению подлежит сохранение контингента учащихся. Нет ли некоторой опасности, что неуспевающие студенты будут оставаться и, соответственно…

Ответ: Не думаю, что эти баллы будут столь убедительными, чтобы направлять деятельность кафедр на сохранение студентов, которые не могут или не хотят получать высшее образование. Сомневаюсь, что 2-3 балла изменят ситуацию и все начнут оберегать двоечников. У одного из лидеров, которого считают основателем нашего государства, есть такая фраза: «Если любую вещь заводить за пределы ее действительной применимости, то она неизбежно превращается в абсурд». В данном случае, если мы будем сохранять двоечников на основании того, что это стимулируется 2-3 баллами, то это и будет абсурдом. Ничего подобного не будет происходить, поверьте.

Вопрос: Правильно ли понимают мои коллеги, что – вне зависимости от того, 60 баллов у них или 5 – все будут получать меньшие суммы, на 15 тысяч, на 10 тысяч меньше в сравнении с тем, что они получают сейчас? Все очень встревожены. Второй вопрос, правильно ли они понимают, что стимулирующая часть, которая будет прописана в сентябре в контракте, будет поделена на 6 и, соответственно, за каждый месяц человек будет получать шестую часть той суммы, которая установлена в фонде стимулирования? Предположим, у человека 30 тысяч – стимулирующая часть и он будет получать в месяц по 5 тысяч, а не 30-40?

Ответ: Нет, это не так. Первый год - переходный период, очень важный для того, чтобы увидеть, как наш контракт работает. Выявляются какие-то моменты, фиксирующие его шероховатость, определенные несовершенства, и мы понимаем, что необходимо улучшать, имея в виду, что не только профессорско-преподавательский состав, но и много других наших коллег тоже будут работать по этому эффективному контракту. Переходный период – период очень бережного отношения друг к другу, очень осторожного примеривания нас всех с точки зрения наших достижений, к тому, что мы фиксируем в контракте как результаты его исполнения с минимальными социальными издержками. Не исключаю, что по годовым итогам его внедрения будут коррективы. Они необходимы и, скорее всего, неизбежны для того, чтобы следующие контракт более точно соответствовал принципу социальной справедливости. Поскольку фонд оплаты труда остается тем же самым, то о каком-то значительном сокращении зарплаты речи быть не может.

Что касается деления на 6, это что-то невероятное. Во-первых, надо одну мысль математически понять. Есть тело фонда оплаты труда остается одним и тем же, поэтому вопрос о том, что все получат меньше, сам собой отпадает. Мы не вынашиваем планов кого-то наказать за плохую работу. В каких-то долях те люди, которые пишут больше – немножко больше получат. Кто-то немного меньше. Кто-то написал, что теперь мы будем получать 70%, а 30% уйдут. Никуда не уйдут эти 30%. В этом смысле, все вбросы в информационное пространство про 30% я рассматриваю как очень недостойную форму манипуляции сознанием нашей академической среды. Всегда есть возможность отчитаться, найти способ показать свою работу. С какими-то сложными вопросами, связанными с неравновесностью, в комиссию могут обращаться декан и директор института, то есть, все вопросы и проблемы концентрируются у декана или директора института, он приходит в комиссию и заявляет, что у того-то неправильно учтено, что нужно сделать пересчет. Но только делать это можно до определенного срока, пока не переданы данные в бухгалтерию. Мы готовы работать в таком режиме, дабы постараться снять необоснованные или обоснованные, в силу шероховатостей самого контракта, претензии. На первых порах, видимо, не избежать помесячной регулировки ситуации.

Вопрос: Как формируется банк документов, который оправдывает соответствующие баллы? Не излишне ли мы бюрократизируем всю эту процедуру? Например, я координирую научную работу. Для того, чтобы получить свои три балла, я должна представить отчет с визой декана, какой отчет – тут не написано, какая виза, в какой форме? Зачем нам сейчас эти груды документов? То же самое отдельно про сотрудника написано, что он получает свой балл за то, что он член приемной комиссии. Значит, приказ. Представьте, что сейчас начнется, если каждый сотрудник пойдет со своей формой приказа? Как это вообще будет выглядеть, что будут делать сотрудники отдела кадров и других вспомогательных подразделений, которые каждому должны будут выдать такой приказ? Нужно ли нам это сейчас, когда мы хотим просто примерить, как работает эта метрика, сколько у нас баллов? Если мы на взаимном доверии работаем, то примерно известно, у кого какие должности, есть приказ о том, кто член приемной комиссии, есть документы о том, кто автор рабочих программ. Неужели сейчас надо размножать эти программы, чтобы получить свои два очка?

Ответ: Достаточно указания приказа, ссылки на приказ, не надо делать никаких копий. Приказ вывешен на сайте РГГУ. Не забывайте, что за подачу заведомо ложных сведений отвечает руководитель структурного подразделения. В целом мы с доверием относимся к представленным сведениям, но у нас есть некое соображение, как это должно учитываться и перепроверяться.

Вопрос: Я понимаю тот мотив, который стоит за пунктом под звездочкой о том, что публикации, которые делаются по гранту, не получают баллов. Но хочу заметить, что люди, которые приносят гранты в университет, этим эффективным контрактом дискриминированы. Мало того, что они дискриминированы внешними условиями, процедурными условиями, не зависящими от нашего контракта. Но все-таки основные параметры, по которым учитываются наши достижения - это объем освоенных денег по науке и, конечно, публикаций. Получается, что те, которые приносят наибольшие баллы для достижений университета, полностью выключены из процесса. Потому что все наиболее рейтинговые публикации, которые мы даем, оснащены индексом гранта. Здесь имеется некая несправедливость.

Ответ: Гранты оплачивают научные публикации. А как быть тем, кто не получил в этом году гранты? Получается, один наш коллега получит и грант, и оплату за научную публикацию, и баллы от университета, а другой, который не получил грант, денег за свою публикацию получит меньше? С другой стороны, для вуза самый главный вопрос - привлечение инвестирования средств, мы значительно увеличили свою активность и будем увеличивать дальше. Были очень серьезные дискуссии: как соблюсти социальную справедливость и в то же время поощрить грантовую активность? Было, например, предложение о том, чтобы перераспределить научную эффективность тех, кто получает гранты, в пользу тех, кто не получил гранты. Но мы отклонили это предложение. Тем не менее, публикации учитываются, и мы приняли компромиссное решение: давайте пойдем по практическому пути, посмотрим в течение года, как будет этот подсчет работать, подсчитаем, сколько публикаций написано в рамках грантов, а сколько – вне рамок гранта, исходя из того, что люди не должны ни в коем случае претерпевать значительный ущерб в своей зарплате. Ведущие ученые не будут ущемлены, это в наших общих интересах.

Вопрос: В пункте 3.5 в части поощрительных баллов, в части, которая описывает научно-исследовательскую и научно-организационную работу, существует такая позиция, как научная публикация с аффилиацией с РГГУ в авторитетных зарубежных изданиях, не входящих у нас в грант. Список авторитетных изданий будет предоставлен?

Ответ: Обязательно. Сейчас появился некий бизнес, - платишь 100 долларов и получаешь публикацию в Scopus. В сентябре будет список «мусорных» изданий, публикации в которых мы не будем учитывать. Публикации, не входящие в мусорные, будут учитываться.

Вопрос: Допустим будет список мусорных изданий, и они окажутся действительно мусорными. Что делать с материалами различных научных конференций, которые необязательно входят в Scopus? Например, с узкоспециализированными изданиями, посвященными какому-то маленькому литературному жанру в такую-то эпоху, или небольшой проблеме языка в такой-то маленькой стране?

Ответ: Они бывают очень ценными и важными. Вся научная общественность оказалась в ловушке наукометрии, выйти из нее пока невозможно. Тем не менее, мы действительно акцентировали в эффективном контракте, что те издания научных, серьезных конференций, которые имеют значимость, репутацию в профессиональном сообществе, учитываются обязательно, даже если не входят в ядро РИНЦ, потому что они стимулируют научную мысль.

Вопрос: Я работаю на кафедре, где очень много преподавателей-практиков. И я знаю таких, которые никогда не будут ничего публиковать в научных изданиях, и знаю таких, которым очень сложно будет писать материалы в методические издания, притом, что это именно великолепные преподаватели-практики, в числе прочего, носители своих иностранных языков. И они не в состоянии породить даже маленькую методическую брошюрку. Каково будет им набирать эти баллы – один вопрос. И еще. Допустим, мы подали наши данные за прошедший семестр. У нас получилось некоторое количество баллов, причем в следующем семестре оно меняется. Когда нас оповещают об изменении нашей зарплаты? Не надо ли нам заранее подавать какие-то дополнительные данные об изменении количества наших публикаций, количества наших баллов? Например, если статья выходит тремя днями позже подачи отчета?

Ответ: Для кафедр иностранных языков, действительно, ситуация такова. Кстати, у комиссии есть право добавить баллы для тех кафедр, которые из года в год являются участниками 900-часового марафона. Специально добавляется балл для кафедры иностранных языков. Возможно, учитывая последние обращения, мы немного баллов добавим именно этой категории преподавателей-практиков, хотя если он практик, он должен осуществить рефлексию своей работы. И это требование вуза, тем более, вуза такого уровня, как РГГУ. Если он не пишет ни статей, ни методических пособий, то это не может не сказаться на уровне его заработной платы. С другой стороны, мы включаем компенсационные механизмы для категории преподавателей, которых вы назвали «практиками».

Вопрос: У меня изменилось количество баллов за проходящий семестр. При этом, картина для подсчета еще не ясна, потому что висят какие-то неопубликованные работы…

Ответ: Картина подсчета ясна, поскольку она выражена. Но поскольку сейчас у нас переходный период, если вы что-то написали, но не успели опубликовать, то вы можете представить подтверждающие документы. Мы многое выстраиваем здесь на доверии, только не принимаем и никогда не примем обман и надувательство.

Вопрос: Каковы последствия для работника, не подписавшего эффективный контракт? А второй вопрос сложнее: то, что мы определили на ставку, выдается как на 70%. Это обсуждалось или нет?

Ответ: Те фактические сорок две ставки научных сотрудников, которые существуют в вузе, оплачиваются за счет внебюджетных средств университета, то есть за счет тех средств, которые университет зарабатывает на платных услугах. И только десять ставок у нас финансируются по госзаданию. Значит, в соответствии с дорожной картой, мы должны были поднять зарплаты. Главный научный сотрудник – 98 тысяч рублей. Старший научный сотрудник, приравненный к доценту, – 76 тысяч рублей. Университет обязан был поднять эти зарплаты, но если бы мы подняли их в соответствии с этими ставками полностью за счет своих внутренних средств, это означало бы, что профессорско-преподавательский состав должен на 30% сократить свои зарплаты. В итоге, когда мы вырабатывали нормативы на ставки, было принято решение установить до 7 публикаций в год для главного научного сотрудника в авторитетных изданиях, с уменьшением их количества по иерархии сотрудников. Наши профессора, профессорско-преподавательский состав при их учебной нагрузке в среднем по некоторым структурам, например, по факультету международных отношений, по Институту филологии и истории, философскому факультету публикуют по 5-6 статей. Тогда как учебная нагрузка научного сотрудника выражается в одном присутственном дне.

Соответственно, если контракт не подписан, то трудовые отношения не возобновляются. После определенного срока университет объявляет конкурс и принимает другого работника. Неподписанный контракт означает, что трудовые отношения не наступили, согласно Трудовому кодексу.

Вопрос: Хочу поблагодарить за возможность ведения коммуникационной площадки. На мой взгляд, это действительно необходимо, потому что равенства в науке, к сожалению – а, может быть, и к счастью, - действительно, нет. Также я хочу уточнить вопрос по количеству публикаций. Есть 5 публикаций, которые засчитываются. А можно ли засчитать 6?

Ответ: Можно. Это обсуждалось в течение полугода в коллективе. Пять - это выделенная цифра, являющаяся консенсусной. Для количества публикаций нет ограничений.

Вопрос: Что касается воспитательной работы, было проведено несколько мероприятий, причем анонсы были выложены на сайт с фотографиями, но проблема заключается в том, что мероприятие было проведено не через Управление по работе со студентами. Будет ли оно засчитано?

Ответ: Будет, но следует проинформировать проректора по работе со студентами.

Вопрос: Как будет обстоять дело с оплатой труда совместителей, внешних и внутренних, с первого сентября 2017 года?

Ответ: На них распространяется действие эффективного контракта, когда мы принимаем их на работу, в максимально сжатые сроки, в конце августа – в начале сентября. Те же действия мы осуществляем вместе с заведующими кафедрами, руководителями факультетов, институтов, будьте внимательны.

Вопрос: Если преподаватель работает не на полную ставку, а на долю ставку, каким образом рассчитываются баллы?

Ответ: Если у Вас 0,5 ставки, то соответственно делим на 2. Исходя из этого, к научному работнику применяются нормы выполнения индивидуального плана. Если в задании на одну ставку 6 работ, он должен представить 3. Ясно, что нельзя требовать с того, кто работает на 0,25 ставки, результаты за одну ставку. При этом количество баллов не уменьшаются пропорционально ставки, баллы у вас те же самые вне зависимости от того, какую долю ставки вы занимаете. Если вы публикуете статью, то вы получаете то количество баллов, которое указано в контракте, вне зависимости от того, 0,5 у вас, 0,25 и т.д. Просто требования к вам разделяются: как к научному сотруднику либо как к преподавателю.

В заключительном слове ректор РГГУ Е.Н. Ивахненко поблагодарил всех, кто не остался равнодушным и активно участвовал в обсуждении эффективного контракта. «Это животрепещущий вопрос, - признал Евгений Николаевич, - и волнение людей вполне понятно. Кстати, беспокойство тех, кто создавал контракт и отвечает за его реализацию, еще больше. Завоевание нашего университета состоит в том, что мы коллективно обсуждаем многие вопросы, мы не чураемся мнений, мы прислушиваемся к каждому и учитываем работу каждого. Но в целом контракт должен носить универсальный характер. Общеуниверситетские баллы и оценки нивелируют шероховатости этого документа, заглаживают различия между разными категориями ППС.

Мы изучили контракты нескольких вузов: ВШЭ, РАНХИГС и др. Там достаточно жесткая система оценок, и, к примеру, публикации, учтенные в РИНЦ, не засчитывается, а засчитываются публикации в Web of Science и Scopus. И получить высшую категорию оплаты там чрезвычайно сложно. Но мы пошли по пути учета наших условий, наших традиций, нашего понимания этого вопроса. Повторяю, что мы будем в рабочем режиме продолжать работать, но сейчас важно выполнить два условия. Первое – тот, кто собирается работать в РГГУ, должен подписать эффективный контракт, второе – нужно вовремя подать соответствующие сведения.

Подписание контракта происходит уже неделю, и на сегодняшний день не подписали контракт только 18% профессорско-преподавательского состава. Мы планировали встречу и с подписавшими, и не подписавшими коллегами. И те, и другие сегодня были. Надеюсь, дополнительная ясность внесена. И мы очень просим, не дожидаясь стоп-дат, после которых уже сложно что-то поправить, побыстрее эти документы заполнить, чтобы все было в порядке.

У этого контракта есть безусловно положительная сторона – он стимулирует хорошую работу. Более того, хочу сказать, что заработная плата в РГГУ будет постепенно увеличиваться, и естественно она будет увеличиваться со стороны стимулирующей части.

Еще несколько слов о Приемной кампании. Секретарям Приемной комиссии будет введена соответствующая оплата. Второй вопрос, самый сложный. Три года мы каждое лето платили отпускные с большой задержкой. Тем самым осложнялись условия проведения отпуска работниками университета. Как, например, тех, кто планировал повезти детей на море. Но я так вам хотел сегодня сказать, что мы делаем все возможное, чтобы в этом году оплатить отпускные в установленные сроки...

В соцсетях высказывалось предположение о том, что эффективный контракт каким-то образом связан с выдачей кампусных карт РГГУ. Что если кто-то будет опаздывать, то администрация начнет вести учет опоздавших, да еще и наказывать начнет. Заверяю, что в нашем университете администрация никогда не будет учитывать эти обстоятельства. Вся ответственность за соблюдение трудовой дисциплины лежит на заведующих кафедр и деканах. Кампусная карта никак не связана с эффективным контрактом - это официальное опровержение домыслов и слухов.

По поводу зарплатной карты МИР. Мы все переходим на зарплатную систему МИР в ноябре 2017 года. Соответственно, имеется вариант получить бесплатно карточки Сбербанк или предоставить свои карточки для расчетной системы МИР любого другого банка, причем это должна быть именно МИР, ни Маэстро, ни Мастер Кард, так как согласно Указу Президента РФ все бюджетные выплаты, в том числе, стипендиальные, должны начисляться только на расчетную систему МИР».

Благодарим участников коммуникационной площадки и администрацию РГГУ за возможность коллективно обсудить события, которыми живет наш университет!

 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru









Версия для печати