российский
государственный
гуманитарный университет

Образование в РГГУ   Институт лингвистики   Новости   "Проблемы перевода Нового Завета на китайский язык"
"Проблемы перевода Нового Завета на китайский язык"

14.12.2018

18 декабря 2018 года состоялась пятая встреча семинара «Проблемы перевода Нового Завета на китайский язык», посвященная новому переводу на китайский язык Евангелия от Марка, выполненного под руководством иерея Кирилла Шкарбуля, настоятеля патриаршего прихода Христа Спасителя в Тайбэе (Тайвань).

Отец Кирилл рассказал об основном принципе перевода – стремлении как можно более точно и в тоже время благородно передать смысл и букву Священного Писания, передать слово Божие на китайском языке в наиболее непосредственном виде, чтобы оно не проходило через призму культурного наследия и могло непосредственно воздействовать на человека. Он рассказал о переводческом коллективе, в него вошли:

1. Ника Лянь - православный переводчик с большим стажем переводов православной литературы на китайский язык, выпускница факультета славистики Государственного университета Чженчжи (Тайвань). Год обучения-стажировки в МДА, практическое знание Литургии, 6 лет опыта помощника настоятеля прихода в Тайбэе, 1,5 года опыта работы в переводческом коллективе

2. профессор Сюй Цзиньюй (許金玉), член Академии Наук Тайваня, профессор медицины Тайваньского Государственного Университета. Хорошее знание классического вэньяня, английского языка и христианского богословия, 1,5 года опыта работы в переводческом коллективе

3. Елена Вэй, выпускница магистратуры факультета славистики Государственного университета Чженчжи (Тайвань), переводчик. Знание Священного Писания, год языковой стажировки в России, 1,5 года опыт работы переводчиком на Тайване, перевод православных статей, 1 год опыта работы в переводческом коллективе

Отец Кирилл пояснил, что, по его мнению, перевод на современный китайский язык по своей природе больше напоминает пересказ, так как он требует использования речевых оборотов и грамматических конструкций, не соответствующих языку оригинала, в результате чего перевод получается не точный и звучит вульгарно. В то же время верующий человек относится к этому тексту как к Священному Писанию, а это предполагает максимально точную передачу смысла, и субъективный пересказ здесь недопустим. Для более точной передачи смысла необходимо использование элементов вэньяня. Перевод же полностью на вэньянь будет непонятен многим из современных читателей, кроме того, он не позволяет точно передать грамматические конструкции оригинала.

Отец Кирилл отметил, что получившийся перевод требует времени для понимания, с первого прочтения он может быть неясен, но при многократном прочтении становится привычным. Переводческая коллегия в процессе работы тоже постепенно привыкала к особенностям языка текста перевода. По мнению отца Кирилла, эта особенность не является препятствием для использования перевода в миссионерских целях. По его мнению, если человек чувствует, что в тексте Евангелия содержится Истина, он будет готов приложить усилия к его понимаю.

Отец Кирилл предлагает ориентироваться на опыт равноапостольных Кирилла и Мефодия, брать на себя смелость создавать новый язык, не бояться использовать непривычные для носителей выразительные средства. По его мнению, различие исторических ситуаций, в которых осуществляли свой перевод Кирилл и Мефодий (они фактически создавали письменный язык для прежде бесписьменного народа) и в которой находимся мы (китайская цивилизация имеет древнейшую в мире непрерывную письменную традицию) не должно служить препятствием. О.Кирилл считает, что поскольку в Китае на протяжении тысячелетий придерживались языческих верований, традиционное мировоззрение и язык претерпели очень сильное влияние, и потому нужно смело их менять.

В отдельных случаях для более точной передачи значения и ухода от привычных ассоциаций о. Кирилл предлагает использовать неологизмы. Например, слово, традиционно используемое для передачи значения «крещение» -- 洗礼, дословно можно перевести как ‘ритуал омовения’. Отец Кирилл предлагает использовать вместо него 浸 ‘погружать в воду, вымачивать, замачивать’. По его мнению, поскольку эта лексема в современном китайском языке используется редко, есть возможность придать ей новое значение.

По мнению отца Кирилла, для более точной передачи значения и грамматических конструкций греческого оригинала иногда оказывается необходимо менять и привычные модели управления глагола. Например, «И выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне (Мк 1:5)» 而猶太全地和耶路撒冷人便出至他跟前. При этом такие сочетания проверяются с носителями китайского языка, и если носители находят их абсолютно неприемлемыми, производится замена.

Поскольку Евангелие от Марка изначально представляет собой запись речи апостола Петра, в нем часто используется соединительный союз «и». Для китайского языка такое использование союза в начале предложения нехарактерно, но отец Кирилл предлагает использовать для этих целей 而, помня, что этот союз в переводном тексте используется в особом значении, не свойственном для других текстов на китайском языке, это именно 而 Евангелия от Марка в переводе отца Кирилла. Постепенно люди привыкают к такому употреблению, хотя оно и непривычно с точки зрения китайского языка. Но если от него отказаться, это приведет к уклонению от оригинала, в котором такой соединительный союз постоянно используется.

Из замечаний критического характера можно отметить следующие: 

Участники семинара с китайской стороны, которые ранее не были знакомы с Евангельским текстом, отметили, что текст труден для восприятия, производит впечатление стилистически неоднородного, в нем смешаны грамматические и лексические системы современного китайского языка и классического китайского языка вэньянь, используется нехарактерные для китайского языка сочетания лексем (например, 修网 вместо 补网), из-за чего создается впечатление, что текст написан иностранцем.

Таким образом, в переводе не удалось сохранить ясность и простоту для восприятия, характерную для текста греческого оригинала.

Также было отмечено, что хотя включение элементов вэньяня в текст на современном языке естественно для перевода текстов, которые должны восприниматься как канонические, тем не менее, произвольное смешение разных компонентов в рамках одного высказывания недопустимо и противоречит стилистическим нормам китайского языка (например, Мк. 1:27 «что это? что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему?» 「這是什麽?此新教導爲何?連污靈他亦以權柄命令,而他們便聽從他。」)

Несмотря на желание максимально точно передать текст оригинала, необходимо учитывать и особенности того языка, на который осуществляется перевод, такие как порядок слов, модели управления глаголов. В противном случае существует риск, что при точной передаче грамматических форм, смысл окажется непонятен. Например, частым сочетанием в тексте перевода является 而立即 (и тотчас), стоящее в начале предложения (например, Мк. 1:10 «И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него» 而立即,從水裏上來時,他看見天正裂開,靈如鴿降至己上). Такое употребление противоречит грамматическим правилам китайского языка, по которым после наречия (за несколькими отдельными исключениями) должен следовать глагол.

Участие в переводческой коллегии носителей языка не может гарантированно уберечь текст от такого рода неточностей, так как при длительной работе с одним и тем же текстом у носителей сдвигаются границы того, что они считают допустимым. Чтобы убедиться в доступности текста для широкого круга читателей необходимо «протестировать» его на большем числе носителей с разным культурным уровнем. 

Мы планируем продолжить обсуждение перевода на следующей встрече 4 января 2019 года.


Возврат к списку