российский
государственный
гуманитарный университет

Образование в РГГУ   Институт лингвистики   Новости   «Проблемы перевода Нового Завета на китайский язык»
«Проблемы перевода Нового Завета на китайский язык»

21.11.2018

14 ноября 2018 года состоялась третья встреча семинара «Проблемы перевода Нового Завета на китайский язык». С сообщениями выступили Лилия Сергеевна Холкина и Сунь Бо, также состоялось обсуждение способов передачи имени Иисус Христос и перевода термина Бог.

Лилия Сергеевна Холкина продолжила рассказ о результатах эксперимента по определению понятности на слух для современных китайцев перевода еп. Иннокентия. Задания на проверку понимания, фрагменты, отобранные для прослушивания, и техника проведения эксперимента были полностью аналогичны заданиям для церковнославянского текста, которые обсуждались на прошлой встрече семинара 24 октября. Задания на русском и китайском языках доступны по ссылкам. Фрагменты прослушивались по два раза, ответы на вопросы заполнялись отдельно после каждого прослушивания.

В рамках эксперимента было опрошено 15 человек, не знакомых с содержанием фрагментов, предложенных для прослушивания, не специализирующиеся на изучении вэньяня, в основном – студенты младших курсов, приехавшие для обучения в Москву.

При первом прослушивании процент вопросов, оставшихся без ответа (не смогли ответить), составил 23,63%, а при втором – 7,87%, что значительно ниже, чем для церковнославянского (55,5% и 23,23%). Такой результат отчасти связан с разными стратегиями китайских и русских студентов при участии в тестировании– китайские студенты старались ответить хоть что-то. Например, на вопрос (5) «С какой проблемой женщина подошла к Иисусу по дороге?» в одном из вариантов был получен ответ «У нее была проблема», а на вопрос (6) «Что она сделала, чтобы решить свою проблему?» ответ – «подошла к Иисусу». Конечно, такие ответы не засчитывались как правильные, поскольку они отражают не понимание текста, а навык выполнения экзаменационных заданий.

В то же время процент правильных ответов для вэньяня оказался выше, чем для церковнославянского, почти в два раза. К тому же после второго прослушивания текста он повысился почти на треть – с 32,72% до 42,42% (против 16,74% и 19,09% для церковнославянского), чего в случае с церковнославянским не произошло.

Места, оказывающиеся трудными для понимания, различаются для церковнославянского и для вэньяня. Если в церковнославянском трудности вызывают «ложные друзья переводчика» - слова, похожие на русские по форме, но отличающиеся по смыслу, то основные сложности для вэньяня связаны с большим количеством односложных омофонов. Тем не менее, хотя односложные глаголы и вызывали трудности для понимания, при опросе на вэньяне не оказалось ни одного вопроса, на который хотя бы один из респондентов не дал бы правильный ответ (для церковнославянского таких вопросов несколько).

Наиболее заметная разница в результатах для церковнославянского и вэньяня была в задании на выделение смысловых частей. Для церковнославянского не было получено ни одного правильного ответа (кроме одного человека, который оказался знаком с этим фрагментом). Для текста же на вэньяне с заданием успешно справились более половины респондентов (46% после первого прослушивания, 56% после второго).

Для этого задания было выбран фрагмент 1-е Послании к Коринфянам (13:1-8), поскольку в нем смысловые части четко соотносятся с используемыми синтаксическими структурами и повторяющимися грамматическими формами, что облегчает выделение смысловых частей на слух. Как полностью правильный засчитывался ответ, в котором были выделены три основные мысли (если нет любви, то остальные добродетели не имеют смысла; основные свойства любви; бесконечность любви), а как правильный наполовину – в котором были выделены две мысли.

1 Аще языки человеческими глаголю и ангелскими, любве же не имам, бых (яко) медь звенящи, или кимвал звяцаяй.
2 И аще имам пророчество, и вем тайны вся и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь.
3 И аще раздам вся имения моя, и аще предам тело мое, во еже сжещи е, любве же не имам, ни кая польза ми есть.
4 Любы долготерпит, милосердствует, любы не завидит, любы не превозносится, не гордится,
5 не безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла,
6 не радуется о неправде, радуется же о истине:
7 вся покрывает, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит.
8 Любы николиже отпадает, аще же пророчествия упразднятся, аще ли языцы умолкнут, аще разум испразднится.

Таким образом, в целом эксперимент подтвердил наше предположение о том, что для неподготовленного слушателя-китайца текст на вэньяне значительно более понятен, чем церковнославянский для русскоязычного респондента. Это связано с высоким статусом и повсеместным преподаванием вэньяня а также тем, что фрагменты, отобранные для тестирования, написаны на позднем вэньяне, приближенном к разговорному языку.

Тем не менее, необходимо учесть, что на результаты опроса могла повлиять манера чтения: текст на церковнославянском был прочитан в характерной для церковного чтения распевной манере без интонирования и подчеркивания значимых фрагментов (профессиональная запись), а текст на вэньяне был прочитан, хотя и в одной тональности, но все же более приближенно к естественному звучанию речи. Поскольку в настоящий момент текст на вэньяне не используется для чтения в храмах и мы не можем знать, какая манера чтения для него характерна, а традиция храмового чтения на церковнославянском уже сформировалась, по результатам обсуждения на семинаре было принято решение считать эксперимент по восприятию на слух завершенным, и перейти к разбору текстов с точки зрения понятности для читающего. Это тем более актуально, что при современном развитии книгопечатания и электронных устройств текст можно параллельно просматривать, воспринимая не только на слух, даже во время службы.

Сунь Бо рассказала о разных подходах к передаче имени Иисус Христос на китайский язык. В Китае существует два основных направления перевода имен – делающий акцент на красоту перевода, адаптированный под восприятие китайцев, и академически более точный, который применяется, как правило, для перевода классических произведений. Разработаны специальные таблицы соответствий для передачи слогов разных языков с использованием китайских иероглифов. Они должны обеспечить передачу имен одних и тех же людей и персонажей с использованием одних и тех же иероглифов. В Российской Духовной Миссии тоже сложилась своя традиция соответствий, которая может быть восстановлена на основании сохранившихся вариантов перевода.

Если говорить о религиозных традициях, то, например, в буддийских переводах основные термины передаются максимально близко по звучанию. Так, для передачи санскритского Anuttara-samyak-sambodhi ‘высшее совершенное знание’ используется фонетическая калька 阿耨多罗三藐三菩提 при наличии более понятного и короткого варианта (无上)正等正觉. При этом фонетические кальки широко используются, особенно в сутрах, несмотря на наличие китаизированных вариантов.

В католической традиции предпринимаются попытки реформировать и упростить способ передачи имен собственных. Например, Михаил 弥额尔=>米格, Гавриил 加卑额尔=>加波, Рафаил 劳法额尔 =>来福. Однако новые транскрипции не всегда принимаются верующими, большинство продолжает использовать старые варианты. В академической среде новые транскрипции тоже не получили большого распространения. В то же время вариант 耶稣基督, являющийся сокращением от изначального 耶稣基利斯督, сейчас используется повсеместно.

Чтобы поместить обсуждение вопроса о передаче имени Иисус Христос на китайский язык в более широкий контекст, на следующих встречах мы надеемся посмотреть, как оно передается в других языках.

В заключительной части семинара мы вернулись к вопросу перевода термина «Бог», рассмотрев, как в современном языке толкуются основные термины 神 Shén, 上帝 Shàngdì и 天主 Tiānzhǔ и какие коннотации с ними связаны.

Слово 神 Shén толкуется в основном нормативном «Словаре современного китайского языка» следующим образом:

① в религии указывает на создателя и правителя неба, земли и всего сущего, суеверные люди так называют бессмертных (мудрейших) или души умерших людей выдающихся способностей или добродетелей:

神位 shénwèi дощечка с именем усопшего предка; 财神 cáishén божество богатства; 多神教 многобожие; 无神论 атеизм

② мифический персонаж, обладающий сверхъестественными способностями:

料事如神 необычайно точно (правильно) предвидеть; 用兵如神 очень умело командовать войсками

③ особо выдающийся или удивительный; изумительный, сверхъестественный; чудесный, поразительный:

神速 молниеносно; 神效 чудесный эффект; 这事越说越神了. Это дело чем дальше, тем удивительнее.

④ душевные (моральные) силы: 

凝神 сосредоточиться; 费神 побеспокоиться; потрудиться; 聚精会神 отдаться целиком одному делу; 双目炯炯有神 глаза, горящие воодушевлением

⑤ внешний вид, наружность: 

神色 выражение лица; 神情 самочувствие; 瞧他那个神儿,准是有什么心事儿. Посмотри-ка на его вид, у него точно что-то на сердце.

⑥ (диал.) умный, сообразительный:

瞧!这孩子真神!Смотри-ка! Какой сообразительный ребенок!

⑦ фамильный знак

При поиске картинок по ключевому слову 神 Shén в основной китайской поисковой системе байду, можно видеть большое количество разнообразных сверхъестественных существ и мифических персонажей и некоторое количество местных божеств, идея же христианского Бога оказывается представлена очень слабо (одно изображение из приблизительно 50 рассмотренных). Таким образом, можно видеть, что на данный момент это слово очень слабо ассоциировано с понятием христианского Бога. Однако в силу своей односложности оно активно используется в словообразовании, ср. 多神教 многобожие; 无神论 безбожие, атеизм.

Слово 上帝 Shàngdì толкуется в словаре следующим образом:

① В древнем Китае указывает на божество (шэнь) на небесах, управляющее всем сущим

② Божество (шэнь), которому поклоняются в христианстве, считают создателем и правителем мироздания и всего сущего.

При этом основное множество картинок, связанных с этим словом в байду, отражают идею христианского Бога. Изображение первопредка Шанди появляются только около 50й картинки. Можно сделать вывод, что значение, выделяемое в словаре в качестве первого, является редкоупотребительным. Мы планируем в дальнейшем проверить это с применением корпусного анализа.

Слово 天主 Tiānzhǔ, согласно «Словарю современного китайского языка», имеет единственное значение «Божество (шэнь), которому поклоняются католики, считают создателем и правителем мироздания и всего сущего». Это закреплено и в переводе термина «католичество» - 天主教. Иллюстрации к слову 天主 Tiānzhǔ подтверждают его маркированность с точки зрения конфессиональной принадлежности – все они относятся к католической традиции.

На следующей встрече семинара, которая запланирована на 28 ноября 17-30, мы продолжим обсуждение термина Бог (и бог).

Все материалы предыдущих встреч доступны на сайте Института лингвистики РГГУ на страничке семинара. 

С любыми вопросами, предложениями и замечаниями по работе семинара просим Вас обращаться к ответственному секретарю семинара Лилии Сергеевне Холкиной на почтовый адрес Отделения восточных языков и культур Института лингвистики РГГУ ovil@rggu.ru, указав в теме письма «семинар». Мы будем рады, если Вы захотите присоединиться к нашей встрече удаленно, выступить с докладом или поучаствовать в подготовке очередной встречи (работа над глоссарием, перевод текстов Миссии из пдф формата в текстовый с последующей вычиткой, сравнительная таблица переводов и многое другое). Для студентов по материалам работы семинара возможно написание квалификационных работ и прохождение практики.

Обращаем Ваше внимание, что в РГГУ действует пропускная система. Если у Вас нет пропуска в РГГУ (даже если Вы приходили на наши прошлые встречи), пожалуйста, до 12:00 27 ноября сообщите по электронной почте ovil@rggu.ru о своем желании присоединиться к встрече и укажите свои фамилию, имя и отчество (обязательно, при наличии), чтобы мы заказали Вам пропуск. 

Возврат к списку