российский
государственный
гуманитарный университет

Образование в РГГУ   Институт лингвистики   Новости   Диалектологическая экспедиция Института лингвистики РГГУ продолжает ра...
Диалектологическая экспедиция Института лингвистики РГГУ продолжает работу в Старооскольском районе Белгородской области

23.06.2018

Грамота.ру

Рассказывает руководитель экспедиции Игорь Исаев, кандидат филологических наук, директор Института лингвистики РГГУ: «В нашем говоре сложная система гласных. Она архаичная и очень хорошей сохранности. По этой причине, собственно, мы со студентами находимся здесь. В литературном языке один гласный Э и один гласный О (не стоит путать фонемы |о|-|э| в языке с буквами «о» – «ё», «э» – «е» в алфавите). В этих двух гласных языка совпали четыре гласных предшествующего периода развития русского языка. Все они имели отражение в письменности: ό-ω, é-ѣ.
В говоре, который мы изучаем сейчас, сохраняется два гласных О и два гласных Э, которые звучат по-разному. Самое интересное, что гласный предударного слога в таких говорах согласуется с ударным по силе, качеству и длительности в обратном отношении, то есть на основе диссимилятивного принципа. Этого принципа нет в большинстве русских говоров. Это сложно, но так уж устроена фонетика этого архаичного говора. Вот несколько упрощенный фрагмент аканья. Звук [ъ] в этой транскрипции обозначает средний между [ы] и [а].
В литературном языке везде будет один гласный типа [а]. За распределением ударных гласных стоит тоже непростой принцип. Об этом чуть подробнее можно почитать в учебниках русской диалектологии. То есть в такой системе произнесут, например: кат’ит’, вады́, разбуд’ит’, к вад’ѣ́, вадώй, НО лъмт’э́й, плъто́к, плътка́. Но, впрочем, всё это было известно про роговатовский говор, всё было описано на материале речи старшего поколения сотрудниками отдела диалектологии ИРЯ РАН. Мы, опираясь на эти исследования предшественников, хотим посмотреть на то, что пока не очень понятно. Ну вот, например: слова президент, пенсия, валидол и блокнот появились не так давно в русских говорах, разумеется, но система говора должна была как-то приспособить их к своей сложной системе, втянуть в систему противопоставлений двух Э и двух О. Вот на это мы сейчас смотрим. Или, например, еще мы хотим понять, что от этой сложной системы остается у молодых жителей села, у школьников и людей среднего возраста.
Студенты направления образования «Фундаментальная и прикладная лингвистика» Института лингвистики РГГУ тоже говорят о поездке.
Диана Пчелинцева: «Восхищена сохранностью архаического вокализма! Очень радует дружелюбность и контактность местных жителей. А еще инфраструктура! Тут есть магазины и всё необходимое».
Таня Петрова: «Мы гребли высохшее сено. Вечером лежали на нем и смотрели на звёзды. Здесь уютно. И работать уютно в беседке».
Катя Новикова: «Мы сейчас идем искать информантов старшего поколения, чтобы провести эксперимент с заимствованиям. Некогда, потом расскажу…»
Маша Голубева: «У нас есть Сережа, который очень быстро говорит. Очень сложно проводить анализ на слух и в программах акустического анализа речи! А еще тут у нас вечера-посиделки с песнями».
Маша Кузовкова: «Обрабатывала записи в программе акустического анализа речи, потом проводили эксперимент на заимствования, смотрели на то, как диалект адаптирует эти слова. Очень много вопросов».
Арина Винниченко: «Сегодня, пока я шла к одному информанту, собрала еще двух! Завязался разговор».
Аня Цызова: «Мы сегодня встречались со школьниками. Работали в школе, там была плохая акустика. Играли в шляпу. У школьников есть диссимилятивное аканье».


Возврат к списку